Наделение сотрудников ГИБДД полномочиями по лишению водительских прав за опасное вождение может привести к росту коррупции, а привязка размера штрафа за нарушение ПДД к стоимости автомобиля – к разорению автомобилистов, считают опрошенные РИА Новости эксперты.

Ранее глава столичного департамента транспорта, заммэра Максим Ликсутов на общественном обсуждении поправок в ПДД, вводящих термин «опасное вождение», предложил наделить сотрудников ГИБДД правом непосредственно на месте задержания принимать решение, отнимать ли права на управление транспортным средством. Еще одно его предложение – привязать размер штрафа за нарушение правил дорожного движения к стоимости автомобиля.

Инициатива подверглась критике в ГД, где первый замглавы конституционного комитета Госдумы Вячеслав Лысаков назвал предложение «оторванным от жизни и знания административной практики», «нежизнеспособным и коррупционным». Однако в Общественной палате слова Ликсутова нашли поддержку: председатель Комиссии по безопасности ОП РФ Антон Цветков заявил РИА Новости, что считает здравым предложение властей Москвы серьезнее наказывать водителей-лихачей.

Автоэксперт Константин Шутов считает, что лишение прав – это только компетенция суда, а тот, «кто предъявляет, кто пресекает, не должен принимать решение по существу». По его мнению, целесообразно возложить эти функции на два разных органа.

«Давать сотрудникам ГАИ такие серьезные полномочия, ни к чему хорошему это не приведет, кроме роста коррупции. То есть у нас же не стоит задача, как можно больше людей лишить прав, а задача стоит, чтобы каждое лицо нарушившее несло справедливую ответственность… Когда одно и то же лицо и останавливает, и тут же наказывает, это совсем неправильно. На какую объективность в данном случае можно рассчитывать?» – сказал Шутов.

Координатор движения «Синие ведерки» Петр Шкуматов также убежден, что лишение прав должно осуществляться только в суде.

«Мы последовательно уходили в сторону того, что инспектор должен составить только протокол, подготовить доказательную базу и передать, если это грубое нарушение, дело в суд. Дальше в суде, поскольку речь идет о лишении прав, (дело) рассматривается в соответствии со всеми процедурами. У человека есть возможность для защиты, есть время для привлечения адвоката и так далее», — пояснил он.

Шутов отметил, что размер штрафа обычно определяется степенью общественной опасности, но никак не стоимостью машины.

«Нельзя привязывать размер штрафа к степени благосостояния виновника, это неправильно. Если машина еще новая, она в салоне стоит, то там ценник более-менее понятен, и то – в разных салонах все же варьируется. А вот на улице пятилетний «Мерседес», сколько он стоит? И как сумму штрафа предъявлять? Что по каждому случаю проводить оценочную экспертизу? Так это обойдется дороже, чем эффект, который принесут эти штрафы», — объяснил он.

Шкуматов в свою очередь отметил, что в Кодексе об административных правонарушениях ничего не написано про то, что одно и то же нарушение, но совершенное с применением разных марок автомобилей, должно наказываться по-разному.

«Конечно же, это должно быть не так. То есть – какая разница, я выехал на встречку на «Жигулях», которые стоят 10 тысяч рублей, или на последней модели «Ламборгини»? Никакой. И там, и там – опасность», — пояснил эксперт.

Ранее Лысаков заявил РИА Новости, что подобное предложение «диктуется и объясняется… только желанием получить с автомобилистов как можно большие штрафные суммы». При этом он добавил, что, например, стоимость эвакуации автомобиля следовало бы привязать к его размеру, поскольку «чем больше площади водитель отнял, тем, может быть, теоретически он больше штраф должен заплатить». Ранее в Москве привязали стоимость эвакуации к мощности автомобиля.

ria.ru
31 Мар, 2016 в 16:26
363
0