Что имел в виду российский президент, когда в документе «стратегия экономической безопасности» прописывал пункт о нестабильности на рынке углеводородов? Нет, это не войны в нефтедобывающих странах, не сланцевая революция, не падение цены и даже не исчерпаемость запасов. Речь идет о перевороте в добыче природного газа, который совершил Китай.

Им удалось создать особую технологию, позволяющую получать тысячи кубометров природного газа из так называемого «горючего льда» — кристаллических образований воды и газа под давлением и определённой температурой. Сами залежи были обнаружены еще в 2010 году, однако в течение 10 лет прорабатывались способы добычи газа из этих «кубов». Стоит отметить, что технология пока является очень дорогостоящей и промышленных масштабов производства нет, однако китайские темпы освоения всего хорошего приучили к тому, что уже завтра их технология может перевернуть мир.

«Это будет таким же крупным событием, как произошедшая ранее в США сланцевая революция. В итоге методы использования энергии в будущем претерпят трансформацию», — заявил заместитель управления геологических исследований министерства Ли Цзиньфа.

СПРАВОЧНО: Образцы подняли с глубины более 1,2 километра, сама 200-метровая подводная скважина находилась в 285 километрах к юго-востоку от Гонконга. Всего за восемь дней работы добыто 120 кубических метров «горючего льда», содержание метана в нем составляет 99,5 процента. Один кубический метр гидрата эквивалентен 160 кубическим метрам природного газа в газообразном состоянии (на 100 литрах газа автомобиль может проехать 300 километров, тогда как на 100 литрах «горючего льда» — 50 тысяч километров).

Аналогичные разработки проводит и Япония, однако их технология отличается от китайской — газ поднимается по трубе уже со дна, без поднятия на землю самих образцов.

Примечательно, что объявление о начале добычи произошло уже после визита Владимира Путина в Китай — там были обговорены условия продолжения поставок ресурсов в Поднебесную. Дело в том, что «Сила Сибири» — газопровод между Россией и азиатским регионом, по которому наш газ должен пойти в Китай — строится на достаточно жестких для России условиях и отказ от этой трубы со стороны Китая был бы неприятным для отрасли ударом. В то же время Китай закупает ресурсы у других стран, например, Туркмении, и возникает закономерный вопрос: если объемы добычи нового вида топлива возрастут, от кого из поставщиков откажется Китай?

Китай — единственный покупатель туркменского газа. В марте 2017 года было принято окончательное решение не строить четвертую нитку газопровода, по которому в КНР должно было пойти дополнительное голубое топливо из Туркменистана. Действующие три нити газопровода работают не в полную силу. Пропускная способность газопроводов А и В составляет сейчас по 15 млрд куб. метров газа, а С — 25 млрд. Общая пропускная способность трех газопроводов, по которым туркменский газ идет в Китай, составляет 55 млрд кубометр газа. Они проходят через Узбекистан и Казахстан, которые тоже являются газодобывающими странами. Оба государства поставляют в КНР по 10 млрд кубометров газа в год, но Астана уже заявила, что хотела бы продавать Пекину больше голубого топлива.

При этом потребность Китая оценивается в 200 млрд кубометров, а к 2020 году, согласно прогнозам, может достичь 300 млрд кубометров. «Сила Сибири» может обеспечить китайцев поставками в размере от 5 до 38 млрд кубометров природного газа. То есть занять очередной кусок от поставок из Туркмении. Но даже не внешняя конкуренция опасна для амбициозных планов, сколько собственная китайская политика в области энергетики. Нужно отметить важные моменты:

1. Китай с удовольствием продолжил бы использовать уголь, но международные нормы заставили Пекин искать источники более «чистой» энергии и потребность в газе возросла.
2. Еще буквально пару лет наза Поднебесная рассчитывала нарастить объемы покупаемого у России газа аж до 100 млрд кубометров (для сравнения, торговля с Европой — нашим основным покупателем — составляет примерно 150 млрд кубометров в год). Однако на самом деле Китай начал снижать объемы потребления и импорта, нарастив собственную добычу.
3. При вступлении в должность новый американский президент своим указом разрушил сразу несколько экологических тенденций, в том числе, дав простор угольной промышленности. Эта отмашка может быть для Китая поводом для еще большего сокращения импорта природного и сжиженного газа. Хотя еще недавно именно китайцев обвиняли во влиянии на климат, сейчас ситуация может обернуться самым неожиданным и приятным для Пекина образом.

И все это сводится к одному: если технология добычи газа из «горючего льда» увенчается масштабным успехом, то стоимость природного газа, как и его ценность, значительно снизится. Если вспомнить эпопею со сланцевой добычей, которая так и не смогла перевернуть мир, можно махнуть рукой и дальше продолжать строить жизненно важные трубы — максимум, что грозит энергетической сфере — очередной сговор Пекина и Вашингтона. Ну, а если испытания и внедрение технологий пройдут успешно, то мир ждет жесткая конкуренция за рынки сбыта и новые производственные патенты.

LiteForex INT
x-true.info
19 мая, 2017 в 17:11
64
0