Господин назвал меня ключевым партнером

США намерены выделить странам Центральной Азии дополнительно 50 миллионов долларов военной помощи под программу Пентагона по линии Фонда контртеррористического партнерства (Counterterrorism Partnerships Fund). В его нынешнем виде он был сформирован в 2014 году с целью подготовки иностранных вооруженных сил для борьбы с терроризмом. До сих пор основной поток финансирования по этой программе шел в страны Африки, Ближнего и Среднего Востока, теперь мишенью помощи стала Средняя Азия.

Почему мишенью? Потому что в итоге средства шли на поддержку запрещенного в России ИГ, названного для прикрытия «умеренной оппозицией» и используемого как средство войны против стран, подлежащих уничтожению по планам глобальных кукловодов.

Теперь, судя по всему, настала очередь Средней Азии. Исходя из трагического опыта Африки и БСВ эта помощь может рассматриваться как «черная метка», какую пираты посылали будущей жертве.

В документе «Фонд контртеррористического партнерства», выпущенном МО США в феврале и касающемся бюджета обороны на 2017 год, означенные регионы распределены по зонам ответственности двух командований – Африканского (AFRICOM) и Центрального (CENTCOM). Таким образом, Средняя Азия в военно-стратегическом отношении оказывается неотделимой от БСВ. А «финансовая помощь», планируемая на ближайшие два года, означает, что война с Ближнего Востока будет распространена на Среднюю Азию и подойдет вплотную к границам России.

На первый взгляд кажется, что выделяемые суммы – 20 миллионов долларов в 2016-м и 30 миллионов в 2017-м – не столь уж существенны. Но эти средства должны послужить зацепкой, обеспечивающей доступ к стратегически значимой территории, к новому плацдарму планетарной войны против нашей государственности.

Обратимся к названному пентагоновскому документу. В нем, в частности, сказано: «Министерство обороны предлагает выделить средства Фонду контртеррористического партнерства для Средней Азии, чтобы противодействовать «Талибану», ИГ и другим региональным террористическим группам, обеспечить стабильность в регионе. Ключевой страной– партнером США в регионе является Таджикистан. Средства будут направлены на поддержку партнеров по борьбе с терроризмом в регионе, где война с Афганистаном и другие факторы риска являются вызовом интересам США, их союзников и партнеров».

Внешней причиной активизации военной «помощи» среднеазиатским странам США названа борьба с ИГ и другими террористическими организациями. А поскольку Соединенные Штаты сами же спонсируют и эксплуатируют эти организации, надо ожидать, что «помощь» будет сопровождаться активизацией ИГ и ему подобных.

То, что ключевой страной– партнером США в регионе объявляется Таджикистан, следует рассматривать не только как вмешательство во внутренние дела государства, но и как желание вбить клин в ОДКБ, членом которой оно является. В свое время развал СССР был начат через разрушение Варшавского договора. Этот план в США получил название «Польский проект». Аналогичный сценарий просматривается сейчас в отношении России. Главным интересом Вашингтона и его кукловодов, как следует из официальных заявлений и документов, является противодействие нашей стране и борьба против нее, в том числе вооруженная. Одним из полей сражений оказывается Средняя Азия. Ее дестабилизация может взорвать ситуацию не только по периметру российских границ, но и во всем АТР.

Следующая цитата из пентагоновского документа: «Средства фонда будут использованы для защиты границ с Афганистаном, чтобы противодействовать незаконной переправке людей, наркотиков, оружия, для воспрепятствования доступа насильственным экстремистским организациям и проведения операций по их уничтожению. Фонд будет способствовать оперативному взаимодействию и сотрудничеству США с партнерами».

Что значит защита границ с Афганистаном? На его территории находятся американские войска. Так пусть и защищают эти границы из Афганистана. А касаемо «противодействия незаконной переправке людей, наркотиков и оружия» – не секрет, что США активно занимаются наркотрафиком не только для обогащения власть имущих в своей стране, но и для получения внебюджетных денег на подрывную деятельность и тайные операции. Постановка под контроль границ и органов безопасности обеспечит американским спецслужбам полную свободу преступных действий и окончательно превратит страны Средней Азии в наркогосударства. Чем США занимаются уже многие годы. Потоки наркотиков направляются в Россию и Иран. В американской терминологии это называется «использование преступных организаций в интересах иррегулярной войны». Короче, цель оправдывает средства.

По киевскому рецепту

На что конкретно выделяются деньги из Фонда контртеррористического партнерства? В документе МО США обозначены соответствующие направления. Это создание в погранвойсках структур (естественно, под руководством США), которые занимались бы разведкой и инженерным обеспечением, а также сил быстрого реагирования для, как написано, защиты границы.

Американская «помощь» предусматривает прямое вмешательство в государственные дела стран Средней Азии: «В дополнение к обеспечению оперативной подготовки и оснащению фонд будет поддерживать развитие институциональной способности партнеров внедрять новые возможности в деятельность сил безопасности. Фонд будет также финансировать совместные с партнерами действия, чтобы расширить понимание Соединенными Штатами вопросов, связанных с пробелами в потенциале партнеров, с целью усиления оперативного взаимодействия и сотрудничества».

По сути направлением деятельности объявляется постановка под контроль органов безопасности стран Средней Азии. То же самое делалось на Украине при подготовке переворота. Силы безопасности были подчинены спецслужбам США и следовали командам Вашингтона.

Что же касается необходимых для революции сил оппозиции, то она уже просматривается со всей очевидностью. Это Партия исламского возрождения Таджикистана. В ее рядах, по заявлению руководства, насчитывается более 40 тысяч членов. Основатель партии Саид Абдулло Нури был активным сторонником создания в Таджикистане исламского государства. Тайные и разрозненные группировки партии в середине 80-х превратились в разветвленную секретную сеть, которая в течение двух лет подпольно издавала «Правду ислама». В 1991 году Верховный совет Таджикистана снял запрет на деятельность ПИВТ. В годы гражданской войны в стране партия входила в состав объединенной таджикской оппозиции, противостоявшей Народному фронту. В июне 1997 года Саид Абдулло Нури и президент Таджикистана Эмомали Рахмон подписали Общее соглашение о мире. На парламентских выборах в марте 2015-го Партия исламского возрождения не смогла преодолеть пятипроцентный барьер, набрав 1,5 процента голосов.

17 сентября 2015 года таджикская генпрокуратура подтвердила задержание 13 членов Партии исламского возрождения Таджикистана, в том числе ее высшего руководства, по подозрению в преступных связях с экс-замминистра обороны Абдухалимом Назарзода. Он по поручению и под непосредственным руководством лидера ПИВТ Мухиддина Кабири собрал и вооружил 20 мелких группировок, с помощью которых планировалось дестабилизировать обстановку в стране. А 8 октября появилось «Заявление правительства США по вопросу политической оппозиции в Таджикистане». В документе говорилось: «Соединенные Штаты присоединяются к ЕС и другим в выражении своего беспокойства по поводу будущего политического плюрализма в Таджикистане. 29 сентября решение Верховного суда Таджикистана запретило Исламскую партию возрождения Таджикистана. Это произошло спустя месяцы усиленного давления со стороны правительства на оппозицию в ПИВТ и ее членов. Кроме того, Верховный суд назвал эту партию экстремистской организацией. Международные обозреватели полагают, что эти действия являются политически мотивированными и имеют целью ликвидировать ПИВТ – последнюю оставшуюся оппозиционную группу и запугать ее сторонников». Дальше, как водится, идет ссылка на права человека.

Все это уже было в Сирии, где поддержка Соединенными Штатами так называемой умеренной оппозиции вылилась в формирование и обеспечение ИГ. Другой яркий и трагический пример расправы с ненавистной глобократам национальной государственностью, препятствующей осуществлению их планов по строительству всемирной империи, – Ливия. Этот процесс идет целенаправленно и поэтапно.

Политика по развалу СССР была ориентирована на превращение советских республик в протектораты США. Теперь ставится задача направить их армии на войну против России – главного оплота национальной государственности в мире. Для чего нужно лишить эти страны остатков суверенитета через хаотизацию жизнедеятельности путем «цветных революций».

Главным объектом захвата и трофеем нетрадиционной войны являются не территории, как в прошлом, а именно армии (силовые структуры). Чтобы полностью и окончательно развалить государство, нужно лишить его оборонного суверенитета. Украина тому пример.

Но тому пример и Соединенные Штаты, вооруженные силы которых сражаются вовсе не за интересы этой страны, а за интересы оккупировавшей ее с помощью неоконов во власти глобократии. Пентагон превращен одновременно в оккупационную и оккупированную армию. Его напичкали вооружением и деньгами, он «откормлен» для убоя. Это главное средство глобальной войны, девизом которой стали циничные слова Хиллари Клинтон об убийстве Муамар Каддафи: «Мы пришли, мы увидели, он умер».

Американский политик и бывший конгрессмен Рон Пол в недавней статье пишет о том, как, по его мнению, следует реформировать американские вооруженные силы: «Я не стал бы перестраивать их, чтобы они смогли сбрасывать еще больше иностранных правительств, которые отказываются выполнять приказы вашингтонских неоконов. Я не стал бы перестраивать вооруженные силы, чтобы они лучше защищали наших богатых союзников в Европе, НАТО, Японии и Южной Корее. Я не стал бы перестраивать вооруженные силы, чтобы они могли более успешно оккупировать страны за границей и способствовать созданию условий для ответной вспышки недовольства здесь, дома.

Нет. Лучшим способом действительно перестроить американские вооруженные силы было бы прекращение насилия над ними в первую очередь. Предназначением американских вооруженных сил является защита Соединенных Штатов. Это не означает сделать мир безопасным для нефтепроводов или коррумпированных монархий Залива, или НАТО, или Израиля. В отличие от неоконов, которые горят желанием послать наши войска на войну, я действительно служил в американских вооруженных силах. Мы должны придерживаться политики невмешательства и надежной обороны нашей страны.

Пентагон по плану глобальных кукловодов должен возглавить поход захваченных в качестве трофея оккупированных армий, связывая их в единую глобальную сеть, и повести в войну против главного противника – России. Мы должны перестроить наши вооруженные силы, восстановив в качестве их главной миссии защиту Соединенных Штатов, а не Вашингтонской заморской империи».

«Черная метка» Пентагона

Операции по оккупации национальных армий Пентагон проводит разными способами. Показателем возможной угрозы для государства является то, что оно становится объектом стратегического интереса в программе Пентагона CAPSTONE. Душанбе попал в фокус этого внимания. Как следует из сообщения посольства США в Таджикистане, в октябре 2015 года страну посетила группа генералов и адмиралов, участников учебной программы CAPSTONE, прибывших для ознакомления с регионом. Во время визита слушатели программы встречались с высокопоставленными должностными лицами МИДа, Министерства обороны, МВД, национальной гвардии Республики Таджикистан. В планах делегации было посещение в качестве наблюдателей тренинга, проводимого Соединенными Штатами для нацгвардии и ОМОНа. Далее в сообщении американского посольства поясняется, что цель созданной в 1982 году для всех получивших звание генерала или адмирала учебной программы CAPSTONE «заключается в том, чтобы слушатели стали более эффективными при планировании и задействовании вооруженных сил США в совместных и комбинированных операциях… Участники программы выезжают в различные регионы для более глубокого понимания проблем, стоящих перед ключевыми партнерами».

Иначе говоря, Таджикистан рассматривается как ключевой партнер, который вооруженные силы США планируют задействовать в совместных и комбинированных операциях. Включенность страны в программу CAPSTONE есть тоже своего рода показатель, «черная метка» Пентагона в преддверии хаотизации и лишения государственности.

В орбиту CAPSTONE попадают государства, которые должны стать будущими полями сражений, где «заинтересованные военные» из числа генералов и адмиралов должны применить знания, полученные на территории объекта агрессии. Информация, датированная уже 2016 годом: с 12 по 16 февраля в Молдавию с официальным визитом по программе обучения высшего командного состава вопросам национальной безопасности и внешней политики прибыли 17 недавно избранных генералов и адмиралов и один гражданский сотрудник из Департамента обороны США. Данная группа является частью программы CAPSTONE по обучению высшего командного состава вопросам национальной безопасности и внешней политики.

«Черную метку» Пентагона теперь получила и Молдавия.

topwar.ru
24 Мар, 2016 в 22:00
140
0