Этот поход «на Берлин» был ознаменован не силой, но дипломатией. Тончайшей политической игрой, итогом которой стала капитуляция идеи помощи ОБСЕ в захвате Донбасса.
Силой ничего решить не получится, и это, господа, тотальная победа.

Но от дифирамбов перейдем ближе к делу.
Забавно было смотреть, как сразу после встречи либерального уклона авторы и СМИ запестрели заголовками о вводе на Донбасс полицейской миссии ОБСЕ. Но в том-то и сила информации, что ее неполнота кардинальным образом искажает суть.

На самом деле, единственное, что стоит вынести из переговоров — проигрывая, можно выиграть. И наоборот. Ведь судите сами: Порошенко получит вооруженное «подавление» Донбасса. Но какого Донбасса? Автономного. Миссия придет в регион только после выполнения «Минска». А это, между прочим:
«11. Проведение конституционной реформы на Украине со вступлением в силу к концу 2015 года новой конституции, предполагающей в качестве ключевого элемента децентрализацию (с учетом особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей, согласованных с представителями этих районов), а также принятие постоянного законодательства об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей»

«12. На основании Закона Украины «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» вопросы, касающиеся местных выборов, будут обсуждаться и согласовываться с представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей в рамках Трехсторонней Контактной группы. Выборы будут проведены с соблюдением соответствующих стандартов ОБСЕ при мониторинге со стороны БДИПЧ ОБСЕ».

Дополнения:
— освобождение от наказания, преследования и дискриминации лиц, связанных с событиями, имевшими место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей (то есть гарантия безопасности всех участников ополчения);
— право на языковое самоопределение;
— участие органов местного самоуправления в назначении глав органов прокуратуры и судов в отдельных районах Донецкой и Луганской областей;
— возможность для центральных органов исполнительной власти заключать с соответствующими органами местного самоуправления соглашения относительно экономического, социального и культурного развития отдельных районов Донецкой и Луганской областей (фактически ресурсы областей — это ресурсы областей, и делить уголь без участия местной власти — табу);
— государство оказывает поддержку социально-экономическому развитию отдельных районов Донецкой и Луганской областей;
— содействие со стороны центральных органов власти трансграничному сотрудничеству в отдельных районах Донецкой и Луганской областей с регионами Российской Федерации;
— создание отрядов народной милиции по решению местных советов с целью поддержания общественного порядка в отдельных районах Донецкой и Луганской областей;
— полномочия депутатов местных советов и должностных лиц, избранных на досрочных выборах, назначенных Верховной радой Украины этим законом, не могут быть досрочно прекращены.

И вчера на встрече Меркель подчеркнула, что именно исполнение всех политических условий является ключом к тому, чтобы мир на Донбассе был восстановлен. Очевидно, что не на такой исход надеялся Киев, для которого завершение донбасского конфликта — это еще и «виза» в безвиз. Дипломатия ли российской стороны, или другие факторы повлияли на «четверку», когда она решила не превращать Донбасс в сербское мессиво, но сам факт жесткой политики в адрес Киева ставит дело на путь истинный.

Я хочу напомнить, что «русский мир» Донбасса — это автономный, отдельный мир, который является действительно родственным нам с вами. Но как Донецк и Луганск изначально не хотели присоединяться к РФ (об этом говорит не только «Минск», но и референдумы в самой «Новороссии»), так и Москва всегда выступала за безусловную защиту русских в регионе, но не высылала билетов до российской столицы. Дальнейшее решение за самим Донбассом, которому предстоит выбрать худой мир (с выполнением, между прочим, всех условий) или ужесточение доброй ссоры (которая тоже логична в условиях катастрофической ненависти ополчения ко всему, что напоминает о действиях ВСУ).

Тем не менее, защита Донбасса Москвой подходит к своей кульминации. Были названы основные тезисы, но если и теперь украинская сторона не будет соблюдать всего перечисленного (а должна, потому что требования Киева по вводу миссии ОБСЕ также будут учтены), то можно будет говорить о том, что украинская власть сама подогревает гражданскую войну в своей стране. А что это за власть, которая тысячами уничтожает свой народ? И что это за президент, который не может решать конфликт, предпочитая чижим оружиием просто снести крупный регион своей страны?
Короче, деваться некуда. Вывернуться будет очень сложно, как и зацепиться за что бы то ни было.
Зато всегда можно вспомнить про военные детали «Минска», которые тоже встали на сторону ДНР и ЛНР.
И поскольку эти самые пункты об отводе вооружений стали камнем преткновения обороны Донбасса, они в итоге должны сослужить хорошую службу ополчению. И сделают это.
Из многочисленных интервью и сводок с фронта можно смело говорить о том, что в среде повстанцев действует строжайший приказ — не атаковать и не отвечать на огонь в зоне отвода вооружений — там, где регулярный мониторинг проводит миссия ОБСЕ. Терпение и труд должны быть вознаграждены — ополченцев нельзя обвинить в грубейших нарушениях «Минска», а значит наградой им будет выполнение всех ИХ требований относительно территории самопровозглашенных ЛНР и ДНР.

Федерализация или война без конца? Что выберет Киев в условиях угрозы технического дефолта?
Когда урапатриотизм начинает обходиться слишком дорого, пора не федеральные СМИ закрывать, а прекращать убивать людей. И решение нормандского формата — возможно, последний шанс Украины на сохранение прежних границ.

И только один вопрос никак не дает мне покоя: как в одной стране будут сосуществовать люди, которые привыкли считать друг друга заклятыми врагами? Получится ли у Донбасса простить всё, что сделал против них Киев?

АПД. Чтобы не быть голословными относительно «Минска» и требования по выборам на Донбассе
Линк на Тасс
«Ранее о согласии по данному вопросу говорил президент Украины Петр Порошенко, но Меркель сказала, что эта сторона дискуссий не имеет срочности на данный момент, главное — подготовить закон о выборах. «Когда будет подготовлен закон о выборах, когда будет выработан рабочий процесс, то тогда можно будет говорить о миссии ОБСЕ, которая может быть вооруженной. Но сегодня это не имело абсолютной срочности», — отметила канцлер.

x-true.info
20 Окт, 2016 в 16:42
780
0