24 апреля глава МИД РФ провел переговоры с руководителем дипломатии Евросоюза Федерикой Могерини

Три года готовилась встреча главы внешнеполитических ведомств Евросоюза и Российской Федерации Федерики Могерини и Сергея Лаврова. 24 апреля Могерини посетила Москву впервые в качестве Верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности. Предыдущий визит состоялся в июле 2014 года, когда она возглавляла МИД Италии.

О том, что визит Могерини нуждался в глубокой проработке, еще в ноябре 2014 года говорил журналистам постоянный представитель РФ при ЕС Владимир Чижов. Дипломат объяснял запланированную на тот момент поездку главы дипмиссии Евросоюза в Киев тем, что на Украине единственная обсуждаемая тема – внутренний кризис, а в Москве «надо говорить по всему широкому спектру вопросов российско-еэсовских отношений». Поэтому Могерини нужно тщательно подготовиться. Чижов также  сообщал, что для посещения Москвы Могерини понадобится приглашение.

За прошедшее время международная повестка дня значительно расширилась. Помимо Киева в лентах новостей стал появляться Дамаск, в Сирию направили российские ВКС, Европу захлестнул миграционный кризис, Украине гарантировали безвизовый режим с ЕС уже летом 2017 года (как в поговорке, обещанного три года ждут). Неожиданностью для Европы, если не потрясением, было избрание президентом США Дональда Трампа, который в дальнейшем приказал нанести удар по сирийскому аэродрому в отсутствие доказательств якобы химической атаки, а также «подошел к бездне» разногласий на Корейском полуострове в связи с ядерной активностью КНДР. И при этом Россию все время стремились превратить в некий политический фактор, не упоминая уже о санкциях.

Мир изменился, и это констатировал Сергей Лавров по итогам переговоров с Могерини. Глава российской дипломатии рассуждал о разногласиях, приводил фантастические примеры и, кажется, был удивлен недальновидной позицией европейских «партнеров».

«Партнеры» в кавычках – не сарказм, а действительное отсутствие этого слова по отношению к российской стороне в концепции внешней политики ЕС. А мир – конкуренция вышла на более жесткий уровень.

Крым преткновения и минские «недомолвленности»

Могерини заявила, что ЕС выступает за неукоснительное выполнение Минских соглашений всеми сторонами. Лавров в ходе пресс-конференции обратил внимание на этот нюанс, и добавил, что, в таком случае, санкционный список нужно было расширять.

«Это включает, как вы понимаете, и правительство в Киеве. Это включает и ополченцев Донбасса в Донецке и Луганске. Это включает и Евросоюз, потому что Германия и Франция, по большому счету, действовали от имени Евросоюза. Тем более, что все эти договоренности были одобрены в Совете безопасности ООН», — сказал Лавров. – «Но если эти договоренности должны выполнять все, то, наверное, обязанность России сделать так, чтобы Луганск и Донецк, чьи подписи стоят под Минскими договоренностями, конструктивно и в полной мере выполняли свою часть обязательств, а Германия и Франция должны обеспечивать, чтобы то же самое делало украинское правительство. Мы свою часть работы стремимся выполнять добросовестно, но, к сожалению, Киев уходит от прямого диалога с Донецком и Луганском, хотя это записано черным по белому в минских документах».

Лавров сообщил, что обсуждал на встрече с Могерини то, какие усилия предпринимают в Брюсселе, чтобы Киев выполнил свою часть обязательств по Минским соглашениям, но предложил рассказать об этом в деталях коллеге, «если захочет».

«Но, конечно, если позиция Евросоюза заключается в том, что все должны выполнять свою часть обязательств, то возникает вопрос: а почему санкции только против России? И очевидный саботаж киевским руководством всего, что написано в минском документе, должен, конечно, встретить какую-то реакцию со стороны тех, кто покровительствует этому правительству», — сказал Лавров.

Могерини же заявила, что располагает позицией Евросоюза и других партнеров по непризнанию «аннексии Крыма», и позиция эта принципиальна. И накануне в интервью «Интерфаксу» глава дипломатии ЕС уточняла, что часть санкций могут снять, если полуостров «вернут» Украине.

Лавров напомнил Могерини, что Крым вошел в состав РФ на основании волеизъявления местных жителей, и сравнил ситуацию с Фолклендскими островами. Референдум о вхождении островов в состав заморской территории Великобритании состоялся 10-11 марта 2013 года, крымский референдум – 16 марта 2014 года.

«Я не слышал, чтобы Евросоюз оспаривал заявления, которые многие премьер-министры Великобритании делали, когда заходила речь о Мальвинских/Фолклендских островах. Постоянно, когда Британии адресовалась резолюция Генеральной ассамблеи ООН, гласящая, что необходимо Аргентине и Великобритании сесть за стол переговоров, ответ из Лондона был один: никто не вправе оспаривать право народа Фолклендских островов на самоопределение», — сказал Лавров.

Глава МИД РФ попросил, как минимум, такого же отношения, «куда более близкому России народу Крыма».

Соседи по контртерроризму

В борьбе с международным терроризмом у Евросоюза и России есть точки соприкосновения. Как выразилась Могерини, «не мало общих интересов» в сотрудничестве по решению международных проблем. Лавров согласен, что усилия необходимо объединять, но трудно представить, что будет, теоретически, после урегулирования всех спорных моментов.

«Допустим, наступит спокойствие вокруг России и Евросоюза. А мы при этом останемся в таком, очень интересном положении, когда мы вроде и соседи, и вроде преимущество нашего взаимодействия очевидно для всех, особенно в очень высоко конкурентную эпоху, которая наступила в современном мире… И вокруг будет все урегулировано, а мы между собой будем не партнерами, а… даже не знаю, как назвать эти отношения», — сказал он.

Лавров отметил, что вопрос также обсуждался во время встречи. В концепции внешней политики РФ подтверждается заинтересованность в стратегическом партнерстве с ЕС, в европейском аналогичном документе слова «партнерство» нет.

«Там сказано, что развитие отношений с Россией являются для Евросоюза вызовом», — продолжил Лавров.

Получается, будто Брюссель хочет «подморозить» отношения с Москвой в стремлении наказать Россию за то, что народ Крыма сделал свой выбор, и одновременно сотрудничать в решении международных проблем.

«Вопрос, все-таки, не в том, что мы будем делать вместе в том или ином регионе мира. Это важно. Но нам необходимо, в интересах наших народов, ответить на вопрос: как мы будем жить рядом друг с другом? Будем ли мы искать компромиссы, или мы будем навязывать точку зрения свою своему партнеру», — сказал он.

Например, в Европе сейчас по-разному трактуются ценности, возник идеологический спор, и российская сторона не желает принимать в нем участие. По словам Лаврова, Москва желает Брюсселю «достичь консенсуса и внутри отдельных стран», чтобы ЕС был единым, а «внутренние игры» не отвлекали от партнерства, в том числе, с РФ. Существующие ныне барьеры Лавров назвал искусственными и понадеялся на их устранение.

«Сотрудничество не заморожено. Мы видим интерес в улучшении отношений. Миру нужно сотрудничество, а не конфронтация», — сказала Могерини, делавшая пометки во время ответов Лаврова.

К «Минску» через смерть

Впрочем, однажды на Могерини в прессе возлагались «надежды», как на лояльного Кремлю руководителя МИД Евросоюза. Однако стоит понимать, что она – человек системы, который озвучивает и доносит общие решения, в том числе и тех, кого в европейском внешнеполитическом ведомстве записали в партнеры. Искусственная взаимосвязь минских соглашений, прогресса в их реализации со снятием санкций только в течение 2017 года неоднократно озвучивалось европейскими чиновниками.

И, возможно, по принуждению Киева к выполнению «Минска» еще на стадии зародыша Могерини, как глава МИД Италии, могла бы, кажется, больше, чем Берлин и Париж. В мае 2014 года под Славянском под минометный обстрел украинскими военнослужащими попала группа иностранных журналистов. Итальянский фотограф Андреа Роккелли и его переводчик-россиянин Андрей Миронов погибли. В июне того же года Могерини справедливо назвала происходящее на Донбассе гражданской войной и потребовала от Киева досконального расследования. Глава итальянского внешнеполитического ведомства, невзирая на первопричину, потребовала объяснений. В мае прошлого года, как сообщали СМИ, отчет на 40 страницах был отправлен.  По крайней мере, глава МИД Украины Павел Климкин обещал встретиться с семьей убитого и передать материалы расследования во время первого визита в Италию.

И следующие три года из лент новостей не исчезали сообщения о смертях, прежде всего, мирных граждан.

Сейчас же ситуация повторяется. Накануне визита Могерини в Москву на Донбассе погиб гражданин США — сотрудник мониторинговой миссии ОБСЕ, к которой, в целом, жители самопровозгнлашенных Республик, страдающих от боевых действий, относятся, как трио «молчу, не вижу, не слышу». Только высокопоставленная Могерини, констатирующая «разные оценки конфликта на востоке Украины», упомянула смерть в контексте реализации «минских» — как подтверждение необходимости двигаться по согласованной дорожной карте.

«В Евросоюзе мы считаем, что теперь это более актуально, после смерти одного из сотрудников ОБСЕ вчера на Востоке Украины», — сказала она.

В Луганской народной Республике заявили, что автомобиль ОБСЕ подорвался на противотанковой мине в результате деятельности украинских диверсионно-разведывательных групп. Генпрокуратура ЛНР выдвинула обвинения военнослужащим 8 полка спецназа ССО ВСУ. А в МВД сообщили, что если ранее украинские ДРГ совершали нападения на гражданские объекты, то теперь тактика сменилась: жертвами стали члены международной наблюдательной миссии. Официальный Луганск считает, что такими ударами ДРГ ВСУ пытаются дестабилизировать обстановку в Республике.

Москва помогла Вашингтону получить тело погибшего. Российская сторона дала рекомендации властям в ЛНР, они приняли соответствующее решение. Подтвердил то, что такой механизм работает заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков. Изданию «ТАСС» он также сообщил, что 25 апреля Сергей Лавров встретится с генеральным секретарем ОБСЕ Ламберто Занньером и выразил уверенность, что стороны обсудят произошедшее.

«Обстоятельства произошедшего требуют осмысления и изучения», — сказал он.

Сергей Лавров направил соболезнования госсекретарю США Рексу Тиллерсону. Вашингтон же попросил Россию «использовать влияние» на ополченцев для проведения сотрудниками ОБСЕ полноценного расследования. Киев будто находится в стороне, и объяснений от официальных представителей Украины в данном случае почему-то не требуют.

Конечно, возмутительно, что почти три года боевых действий и ежедневные жертвы среди мирного населения Донбасса не подталкивали европейских чиновников потребовать Киев остановить кровопролитие немедленно. И кажется особо циничным упоминание смертей на переговорах в контексте обсуждения и Минских соглашений, и антироссийских санкций, как некий «катализатор». Убивать – в принципе нельзя.

sm-news.ru

25 Апр, 2017 в 13:20
469
0