Александр Григорьевич ЧУЧАЛИН,
советский и российский пульмонолог,
академик Российской академии наук,
академик АМН СССР, вице-президент АМН СССР,
доктор медицинских наук, профессор,
главный терапевт Минздрава России,
вице-президент Национальной медицинской палаты,
председатель Комиссии РАН по научной этике.
Почётный член Кубинской и Чешской академий наук, Европейской Академии наук и искусств, Академии «Восток—Запад», Академии Рамазини.

Беседует Максим Шалыгин. 

М. Шалыгин. Александр Григорьевич, как вы думаете, почему у нас такой провал в первичном звене врачей? Вот на низовом уровне, на уровне поликлиник. Вот, вы – как главный терапевт страны – можете сказать, в чем проблема?

А.Чучалин Ну, давайте мы начнем с того, что, в принципе, российский врач… вот, в этом году тоже большой юбилей, связанный с Вересаевым. И, в его замечательной книжке «Записки врача», он там тоже поднимает проблему врачей первичного звена. Это всегда была проблема. Не только в нашей стране. Это проблема и британцев, и американцев, со всякими такими нюансами. И, если посмотреть на наше здравоохранение последних двух-трех лет… Я буду опираться официальными данными, которые изложила вице-премьер-министр Голодец Ольга Юрьевна. Она дала хорошее заключение по работе как раз врачей первичного звена. Понимаете, она молодец, умница. Потому что она увидела в работе современного поколения врачей первичного звена, которые сократили смертность, скажем, от пневмонии, таких заболеваний как инфаркта миокарда, диабета. Если говорить, вот, о таких организационных структурах, я не очень разделяю тех проектов, которые развивает министерство здравоохранения Российской Федерации. Они… Вот, сейчас выпускники шестого курса должны пойти в первичное звено. Они к этой работе не готовы. Знаете, это заранее поставить человека в условия, когда он не справится со своим, со своей работой.

М.Шалыгин Может в учебном процессе что-то поменять?

А. Чучалин. Нет, в учебном процессе – достаточно. Никто в мире во время университетского образования не может подготовить человека, чтобы он завтра сел и занимался такой практической деятельностью. Всегда было так, что университетское образование – оно подготавливает человека к конкретной стажировке, к конкретной области. Там, уролог, хирург, терапевт, педиатр и так далее, и так далее. Сейчас это всё нарушено. Я не хочу заниматься сейчас этой критикой. Но у меня очень высокая обеспокоенность, что вот после этих двух-трех лет, когда мы достигли определенных позитивных сдвигов, у нас будет серьезный откат. И мы потеряем тот динамизм развития здравоохранения, который был. Вот, по моему опыту, вы сказали, главный терапевт… Знаете, я всегда вспоминаю мою совместную работу с губернатором Свердловской области Росселем. Вы знаете, я этому человеку очень благодарен. Потому что – как губернатор – он так серьёзно относился к первичному звену (врачей), а Свердловская область за то короткое время дала предельно высокие позитивные результаты. В демографии смертности, в ранней диагностике раковых заболеваний, профилактике и лечении хронических заболеваний и так далее. Что же сделал Россель? Россель сказал: что у меня к вам, уважаемые врачи первичного звена, особое отношение. И я, как губернатор, буду проводить особую программу. Направленную на то, чтобы у вас была качественная работа. Я вам даю помещения. Я вам даю средства для передвижения, машину санитарную. Каждый из вас будет иметь компьютер. И я как бы развиваю как бы наставничество, чтобы у вас всегда была возможность обратиться к квалифицированным врачам по всей этой проблеме. И, плюс к этому, у меня будет губернаторская стипендия для каждого из вас. Знаете, вот тогда в Свердловской области идет выпуск университета. Конкурс на врача первичного звена. ,Поехать в отдаленный район. И я очень тесно с ним сотрудничал, предельно благодарен я во многих местах об этом рассказывал, писал по этому поводу. И я просто был восхищен – как изменился врач. И как изменились его пациенты. Ну, вот, врачи того периода, который я описываю, они действительно добились больших результатов. Не было обострения сахарного диабета, никто не умер от инсульта, потому что хорошо контролировали артериальную гипертонию, не было смертей от инфаркта миокарда. Все раки женские, мужские рано диагностировались, когда можно было операцию эффективную сделать. Всё это на самом деле было. И я Росселю сказал, что нам надо обязательно подумать – как создать такую как бы школу для врачей первичного звена. У них масса вопросов, они должны получить ответы на эти вопросы. И мы мобилизовали всю профессуру Урала, и они читали лекции. Там, скажем, такая проблема. У девочки заячья губа и генитальная инфекция. Как лечить? Сколько антибиотиков? К примеру. Не надо там читать… там, лекции фармкомпаний по антибиотикам – а как лечить такую девочку.

М. Шалыгин. Ведь это актуально и сегодня для страны?

А. Чучалин. Конечно, конечно! Россель показал, собственно, своей деятельностью – как действительно нам поднять первичное звено. Ну, а если продолжать линию… да, были проблемы, которые не удалось решить. Нашему населению тогдашнего и сегодняшнего периода – более тридцати процентов – лиц, которые живут в состоянии тревоги и депрессии. И врачи, которые много делали в своих небольших таких городках, они говорили: всё замечательно, всё хорошо. Но, как помочь человеку чтоб он перестал курить, чтоб он перестал пить?

М. Шалыгин. Чтоб он захотел жить…

А. Чучалин. Да, совершенно точно. Помогите мне найти решение по отношению к жителю того поселка, где я работаю врачом…

Беседа записана 28 июня 2017 года.

Источник: Проектный Центр «Новая Реальность»

x-true.info
12 Авг, 2017 в 21:16
61
0