Окончание учебного года Национальная детская горячая линия «Ла Страда Украина» отметила переходом на новый бесплатный номер 116111. Это общеевропейский гармонизированный номер детских горячих линий, который является единым и действует в 26 странах Европы. Этот номер переадресовывает звонок в ту страну, где находится в данный момент позвонивший. Например, ребенок из Испании приехал в Украину, набирает 116 111 — и попадет на украинскую горячую линию, тогда как в Испании это номер испанской горячей линии. Это огромный шаг вперед, ведь количество звонков ежегодно растет. Если за 2014 год на линию позвонили
18,5 тысячи раз, то к 2017-му — более 45 тысяч. Горячая линия конфиденциальна и позволяет видеть истинные проблемы, с которыми сталкиваются современные дети.
От смертельных «китов» и «фей» спасет постоянное общение
«Мне очень страшно. Я не знаю, что мне делать. Я скоро умру. Вы понимаете? Умру! Скоро. А мне так страшно. Но страшнее даже то, что уже ничего нельзя изменить. Если я откажусь умереть, они убьют моего маленького братика и маму. Мне страшно. Теперь я понимаю, что не хочу умирать, не хочу вредить себе. Но ничего нельзя изменить. Я так люблю свою маму и братика» (девчонка 16 лет).
Самой актуальной темой этого учебного года была тема смертельных квестов «Синий кит», «Разбуди меня в 4:20».
«На самом деле первые звоночки мы получили еще в конце весны 2016 года, — говорит координатор детской линии Алена Кривуляк. — Когда позвонил ребенок и сказал, что боится совершить самоубийство. Тогда все усилия наших психологов были направлены на то, чтобы отговорить его от суицида. Мы еще ничего не знали о квестах и не придали значения тому, что он говорил о какой-то игре «Синий кит». Но с тех пор звонков становилось все больше. Мы стали узнавать детальнее. После смертельного случая в Мариуполе (в декабре 2016 года 15-летняя девочка выпрыгнула с 13-го этажа. — Авт.) было затишье, но спустя месяц звонки на эту тематику пошли вновь. Чаще на горячую линию нам звонили друзья детей, участвовавших в квесте, и спрашивали, как спасти друга. Много звонков было от родителей, которые увидели у детей такие рисунки либо какие-то порезы, похожие на китов; жаловались на смену настроения у отпрысков. Реже звонили сами участники квеста: рассказывали, что все начиналось, потому что «все об этом говорили» и «было просто интересно» — такую причину участия озвучили 90% звонивших. Сначала ребенка затягивают интересом, потом берут «на слабо», потом шантажируют и запугивают. Дети говорят, что выйти из этой группы почти не получается: кураторы знают личную информацию, кто родители и домашний адрес. А некоторые задания — это, по сути, компромат: например, прислать свою «обнаженную» фотографию. Далее уже начинается манипуляция: если не выполнишь задание, это фото завтра увидит вся школа. Ребенку становится страшно. В итоге он теряет свое «Я», живет только сегодняшним днем — и днем «пятидесятым».
Есть подобные квесты и для детей до 12 лет. Они называются «Квест Феи Винкс», «Квест Розовые феи». Название «цепляет», ведь у каждой девочки мечта — стать красивой и доброй феечкой. Эта игра также есть на планшетах и в компьютерах. На первый взгляд безобидные феечки, да? Это своеобразный квест. Детей убеждают, что это все — большой секрет, который нельзя рассказывать взрослым. Начинается квест с безобидного задания: «Подойди к окну, посмотри вниз и опиши, что ты видишь». А последнее задание: «Ты должна проснуться ночью, когда все спят, обойти свою кровать три раза, прочитать специальное заклинание, потом пойти на кухню, включить газовые конфорки, не зажигая спичек, — чтобы не опалить свои крылышки, и лечь спать, никому об этом не рассказывая. А наутро ты станешь феечкой».
Что делать
Тут следует особо обратить внимание родителей: запретами проблему не решить. Кураторов подобных квестов стало слишком много, и, рано или поздно, они войдут в другие соцсети.
«По нашему законодательству любая информация из соцсетей не является доказательством при рассмотрении в суде. У нас вообще нигде не прописано наказание за доведение человека до суицида при помощи информационно-коммуникативных технологий», — говорит юрист «Ла Страда Украина» Инна Сотниченко. «Мотив заниматься кураторством — чаще всего деньги (если у тебя в группе более 5000 подписчиков, ты получаешь за это деньги от соцсети), — добавляет Алена Кривуляк. — Кроме того, это быстрый способ пропиарить свой образ, пусть и «фейковый», и «поиграть в Бога». В интервью сами «кураторы» говорят, что так они «достигают уровня Бога, могут распоряжаться чужими жизнями. Можно сказать, когда и что делать человеку, и полностью его контролировать».
Как же помочь ребенку, который стал участником квеста? Его нужно постоянно поддерживать. Тем, кто решился позвонить и рассказать нам, мы говорим в первую очередь о силе их духа — что они преодолели страх и решились попросить о помощи. Что можно и нужно рассказывать взрослым о том, что с тобой происходит. Как бы ни восприняли родители, твой суицид они точно не переживут — это станет самым большим горем в их жизни. Лучше сейчас рассказать, что случилось, и попросить защиты. Да, ты должен быть готов, что родители рассердятся. Но это лишь от страха, что они могли потерять тебя! Главное, что ты жив и останешься жить!
Родителей мы убеждаем в первую очередь не ругать ребенка. Отключение интернета тоже не сработает. Задача взрослого — максимально быть рядом с ребенком. Даже если подросток стал замкнутым либо, наоборот, очень агрессивным, и кричит: «Оставьте меня в покое или я уйду из дому» — оставлять его нельзя. Нужно учиться разговаривать, искать подходы, общие темы и постепенно выстраивать доверительные отношения. Обнимите, а если не дается — просто попросите посидеть рядом. Наберитесь терпения: доверие выстраивается медленно. Но лучший способ спасти ребенка — быть ему другом. Чтобы ребенок знал, что всегда есть мама (папа и т. д.), которая поможет ему из этого выбраться».
Расслабляться пока рано
Соцсеть «ВКонтакте», где в том числе распространялся смертельный квест «Синие киты», заблокирована. «Мы получаем множество звонков с возмущениями детей — почему закрыли ВК и когда его снова откроют, — говорят специалисты «Ла Страда Украина». — Дети ищут специальные программы и умудряются снова туда заходить. Несмотря на закрытие, действие квестов «Синие киты» (доведение до самоубийства) продолжается, и расслабляться рано. Мы готовим методические пособия для учителей и родителей — как говорить с детьми, которые стали участниками смертельного квеста».
Шрамирование и «собачий кайф»
«Помогите, пожалуйста, хоть вы! Дочери 15. У нее в классе новая мода — девочки занимаются шрамированием. Я увидела порезанные руки дочери и сказала, что если она будет заниматься такой ерундой, то я ее закрою дома и переведу на индивидуальное обучение. На что она ответила, что вообще уйдет из дома. Что мне делать? Она меня просто шантажирует».
«Как показывают результаты нашей горячей линии, тенденция украшать себя шрамами популярна среди девочек-подростков по всей территории Украины, — говорит координатор детской «горячей линии» «Ла Страда Украина» Алена Кривуляк. — Чаще всего по этой теме нам звонят учителя или родители. Они рассказывают, что их ученики/дети при помощи режущих предметов — скальпелей, ножей, лезвий и даже ножниц — делают на своем теле разные рисунки. Были звонки от учителей, которые с ужасом сообщали, что прямо на уроке девочка делала себе шрамирование на руке. На замечания учителя девочка не реагировала, потому неясно было, что делать в первую очередь: вызывать скорую, полицию, вести ее к директору?
Дети объясняют: шрамирование «круче», чем тату, потому что наносится не красками, а кровью. А потом оно зарастает, и можно сделать новое. Это страшно, но, увы, это реалии, которыми живут подростки. Когда мы общаемся с подростками и интересуемся, зачем они это делают, те говорят, что это возможность выделиться, стать не таким, как все. Некоторые девочки это делают, чтобы привлечь внимание мальчиков — якобы те девочки, кто себя шрамирует, выглядят взрослее, а мальчики видят, что она вся такая смелая и взрослая.
Кроме шрамирования, среди детей 9-12 лет популярна тенденция «сделать себе больно», которая пришла к нам из 90-х. Среди способов — «собачий кайф»: удушение себя за шею с помощью шарфика, либо когда другой человек по твоей просьбе давит на грудную клетку. Цель — при потере сознания «попасть в астрал» или «другой мир». Среди детей бытует мнение, что «если ты не пробовал «собачий кайф», ты лузер». И чаще всего так говорят те, кто сам «собачий кайф» не испытывал.
Что делать
Всем мы говорим, что нужно искать причину происходящего. Для этого нужен откровенный разговор — без криков, обвинений и ультиматумов. Разговор этот должен бить тихим и максимально спокойным, потому нужно вооружиться терпением и, возможно, валерьянкой. Если ребенок говорит, что ему/ей «просто нравится делать себе больно» — это звоночек, что нужно обратиться к психологу. Если причина в том, что ребенок желает выделиться или понравиться кому-то, предлагайте варианты: купить новую одежду, сделать новую стрижку. Захочет фиолетовые пряди — соглашайтесь! Потерпите полгодика, ей самой этот цвет надоест, и она перекрасится в нормальный. Предоставьте ребенку возможность выделиться, не травмируя себя».
Нервы учителей и обвинения мам
«Мне 9 лет. У меня есть лучшая подруга Наташа. Сегодня мы с ней поссорились, потому что я получила на контрольной по математике 11, а Наташа — 9. Теперь она не хочет со мной из-за этого разговаривать. Я хотела с ней помириться, но она не мирится. Как мне опять стать с ней лучшими подругами? Как объяснить, что оценки не должны влиять на нашу дружбу?»
«Мне 8 лет. У меня в классе есть мальчик Федор, он отличник. Я тоже очень сильно стараюсь хорошо учиться, но у меня не всегда получается. Мама говорит, это потому, что я «неусидчивый». А как это — «неусидчивый»? Вы мне можете помочь сделать так, чтобы я стал учиться лучше, чем Федор?».
Много проблем — во взаимоотношениях детей друг с другом и со взрослыми. «Большая и частая ошибка, которую допускают родители и учителя, — сравнение детей с кем-то другим, — уверена координатор детской линии Алена Кривуляк. — Ребятам мы говорим, что они большие молодцы, раз пытаются решить проблему. Тем, кто хочет учиться лучше, объясняем, что школа — своеобразная работа, а оценки — зарплата. Увеличилось и количество звонков по поводу буллинга (насилия) в школе. Дети жалуются, что у учителей сдают нервы, они могут даже ударить ребенка головой о доску! Конфликты случаются чаще с учителями старшего возраста, тут речь идет об эмоциональном выгорании. И тенденция эта увеличивается, так как молодежь в учителя не рвется».
«Помогите! Меня шантажируют»
«У меня очень большая проблема, прошу, помогите, меня шантажируют! У меня неблагополучная семья. Мои родители постоянно пьют, денег нет. Было так, что я три дня пила воду, потому что есть было просто нечего.
Чтобы хоть как-то выжить, я пошла в ночной клуб нашего городка и стала стриптизершей. Директор сначала не хотел меня брать, потому что я несовершеннолетняя. Но я очень просила, так как знала — стриптизерши получают здесь самую большую зарплату. А мне нужно было всю семью кормить. Директор согласился, но взял с меня слово, что я никому не скажу, что мне всего 16. Я стала работать и получать деньги. Потом директор предложил мне еще большие деньги, если я буду предоставлять интимные услуги мужчинам. Я согласилась и теперь уже полгода живу в этом кошмаре. Недавно у меня появился парень, я хочу бросить эту работу, но директор шантажирует: говорит, что всем расскажет, чем я занималась».
«Часто дети из неблагополучных семей думают, что все, что с ними происходит, — это нормально. И это самое страшное, — говорит Алена Кривуляк. — Они ведь не знали лучшей жизни. В данном случае подростка напугали, и она продолжала работать. Потому первым делом нам нужно было ее успокоить и убедить, что, если она решила это бросить, ей никто не может указывать и заставить. А директор сам не расскажет: это подсудное дело, и в его интересах все замалчивать. Также мы убеждали ее заявить в правоохранительные органы, ведь на ее месте вскоре может оказаться другая девочка».
«Работа несовершеннолетнего ребенка должна быть легкой, на неполный рабочий день, на нее должно быть разрешение родителей, и уж точно работа должна соответствовать возрасту, — комментирует юрист «Ла Страда Украина» Инна Сотниченко. — Директор клуба мог устроить ее мыть посуду и убирать, но не танцевать стриптиз и не предоставлять интим. На данном этапе директор заплатил штраф, что у него не было разрешения родителей девочки. Дело зависло из-за отсутствия доказательств сексуального насилия».

LiteForex INT
x-true.info
07 Июн, 2017 в 13:34
13
0