Большая степень журналистской свободы и акцент на действительно важных моментах всегда были отличительной чертой Агентства печати «Новости» (АПН), заявляют бывшие руководители и сотрудники АПН, со дня основания которого в воскресенье исполняется 55 лет.

Устав агентства был принят 3 апреля 1961 года. С тех пор эта дата считается днем рождения АПН. Агентство стало преемником наследия и традиций легендарного Совинформбюро, тоже отмечающего в 2016 году юбилей — 75-летие. С начала 1990-х эстафету поколений продолжило агентство РИА Новости, а с декабря 2013 года — МИА «Россия сегодня».

Официально с идеей учреждения АПН выступили Союз журналистов СССР, Союз писателей СССР, Союз советских обществ дружбы и культурных связей с зарубежными странами и общество «Знание». Однако руководивший АПН в 1986-1988 годах Валентин Фалин утверждает, что решение принималось на высшем уровне.

Целью создания АПН провозглашалось «распространение за рубежом правдивой информации о СССР и ознакомление советской общественности с жизнью народов зарубежных стран». Представительства АПН находились в более чем 120 странах мира. Агентство издавало 60 иллюстрированных газет и журналов на 45 языках мира разовым тиражом 4,3 миллиона экземпляров. Издательство агентства выпускало более 200 книг и брошюр общим тиражом около 20 миллионов в год.

За рубежом на материалах АПН выходили 50 иллюстрированных журналов, 7 газет и свыше 100 информационных бюллетеней. Фотослужба АПН готовила для прессы ежегодно более 120 тысяч фотосюжетов (свыше 2 миллионов отпечатков). Редакция теленовостей в сотрудничестве с иностранными телекомпаниями снимала телефильмы об СССР.

Неумение говорить неправду

По словам Фалина, фирменным стилем АПН были доступный, неказенный язык и акцент на действительно важных темах.

«Мы писали неказенным слогом, излагали нашу позицию по принципиальным вопросам», — сказал он.

Большую, чем в других СМИ, журналистскую свободу АПН отмечает и декан высшей школы телевидения Московского университета Виталий Третьяков, работавший в агентстве в 1978-1988 годах на должностях обозревателя и ответственного редактора, а затем создавший и более десяти лет возглавлявший «Независимую газету».

«Агентство считалось отделом ЦК КПСС, хотя официально было и общественной структурой. И это позволяло делать то, что во внутренней прессе было позволено разве что журналистам «Правды» и «Известий». А мы в АПН писали ещё смелее», — рассказал он.

«Кроме того, список табуированных тем в агентстве был гораздо уже, чем во внутренней прессе. Например, именно в АПН я начал писать о жизни Русской православной церкви, причём не в критическом, а в позитивном плане. Работай я в любой иной советской журналистской структуре, это было бы совершенно невозможно», — добавил Третьяков.

Такая степень свободы не оставалась без внимания советских властей.

«Треть тиража наших информационных бюллетеней, которые мы отправляли, например, в ГДР, сжигалась, не доставлялась по адресам. Конфисковывались, пропадали некоторые наши выпуски «Спутника». Считалось, что мы забегаем слишком далеко», — вспоминает Фалин.

Кроме того, по его словам, частыми были конфликты с членами Политбюро ЦК КПСС, в частности с Егором Лигачевым.

«Сложности эти начались буквально с самых первых моих шагов в АПН. Мы как-то готовили сводный материал по съезду. Там было, естественно, очень много комплиментов Горбачеву и ничуть не меньше – Лигачеву. Других секретарей и прочее, и прочее забыли», — рассказал Фалин.

«Я, когда обсуждался этот материал, сказал, что мне кажется, что это нарушение устава, поскольку все члены политбюро в равном положении. И если мы цитируем, что говорит Лигачев, такое же примерно внимание надо уделить и другим членам политбюро. Это ему явно очень не понравилось, и мы стали с его точки зрения какими-то пасынками, если не изгоями», — вспоминает бывший глава агентства.

Были трудности и финансового, и технического характера.

«На тот момент возможности вещать напрямую на зарубежные страны были крайне ограничены, невелики», — рассказал Фалин.

По его словам, в частности, «наши возможности и возможности американцев были несопоставимы». В 1988 году, например, бюджет USIA (Информационного агентства США) составлял более 1 миллиарда долларов.

«АПН имел при мне 64 миллиона долларов на работу за рубежом. И это при том, что USIA — это была только четверть того, что тратили (США) на пропаганду в отношении нас по всем линиям», — подчеркнул Фалин.

Однако несмотря на все трудности, агентство не только выпускало новости, но и активно участвовало в важнейших общественных событиях страны, в частности в подготовке к праздновавшемуся в 1988 году тысячелетию крещения Руси.

«В 86-м году у Горбачева было совещание по поводу того, как сделать перестройку понятной нашей интеллигенции. Когда дали мне слово, в числе других вопросов я заявил, что предстоящее тысячелетие крещения Руси мы должны отметить не как церковный, а как национальный праздник», — рассказал Фалин.

После этого он проводил встречи с церковными иерархами, такими как Ювеналий Московский (митрополит Крутицкий и Коломенский), будущий патриарх Алексий II, митрополит Питирим, обсуждал с ними, как могли бы пройти торжества. По итогам этих встреч Фалин направил записку Горбачеву. И следить за тем, как шла подготовка к празднованиям, было поручено, по его словам, тогдашнему главе Агентства печати «Новости».

«И наш громадный коллектив АПН контролировал, как по всему Советскому союзу реализуются планы подготовки к тысячелетию крещения Руси. И если какой-нибудь местный «князек» мешал, ему сразу поступал звонок от (одного из главных идеологов перестройки, члена Политбюро ЦК КПСС Александра) Яковлева или из секретариата Горбачева. И все прошло так, как прошло: было заседание в Большом театре, пригласили всех из-за рубежа, была прямая трансляция», — рассказал Фалин.

С учетом такого стремления к освещению действительно важных тем, даже обычно не поднимаемых в СССР, и частой немилости властей к АПН Фалин считает несостоятельными обвинения в том, что агентство – это пропагандистский инструмент. По его мнению, такая идея проталкивалась Западом.

«Любая информация, которая не укладывается в американские догмы – это «пропаганда». Они забывают то, что сказал Галилео Галилей – наука, в том числе информационная, начинается тогда, когда умирает догма», — сказал бывший руководитель АПН.

В свою очередь, Третьяков отметил, что в агентстве, конечно, были какие-то идеологические установки, которых нужно было придерживаться, и многие трудности были их следствием. Но в целом, подытожил он, «успехов в АПН было больше, чем неудач».

ria.ru
03 Апр, 2016 в 01:32
350
0