C момента приказа Путина о выводе основной части российского военного контингента из Сирии страну покинули уже две группы боевых самолетов. Эвакуация производится быстро и слаженно. В связи с этим военные аналитики говорят, что Россия демонстрирует не только мобильность своих вооруженных сил при эвакуации, но и возможность столь же быстро вернуться, если потребуется.

Мобильность во всем

По данным на середину дня вторника, авиабазу Хмеймим в Сирии покинули две группы самолетов ВКС России. Первой была группа самолетов, в том числе Ту-154 и бомбардировщики Су-34, которая утром вылетела с авиабазы в пункты постоянной дислокации на территории России.

Уже с ночи технический персонал авиабазы в сирийском Хмеймиме приступил к подготовке самолетов для дальнего перелета на аэродромы базирования.

В Минобороны сообщали, что «при выполнении длительного перелета на расстояние более 5 тыс. км самолеты совершат промежуточные посадки на аэродромах в Российской Федерации для дозаправки топливом и контроля технического состояния».

По российскому телевидению показали, как происходит погрузка российской техники в самолеты военно-транспортной авиации. «Самолет, который может взять на борт около 60 тонн, загружают всего через несколько часов после приказа верховного главнокомандующего о передислокации авиагруппировки. На борт грузят, в том числе, авиационно-техническое оборудование, без которого боевая работа наших самолетов была бы попросту невозможна», — говорится в сообщении на сайте телеканала «Россия-24».

Корреспондент, находящийся на базе Хмеймим в Сирии, рассказал, что ВКС России выводят с Ближнего Востока самолеты нескольких типов: бомбардировщики Су-24, штурмовики Су-25 и многоцелевые Су-34.

При этом вице-президент Академии геополитических проблем, полковник запаса Владимир Анохин, выполнявший боевые вылеты в Сирии в 1970-е годы, считает, что о выводе войск говорить некорректно.

«Речь сейчас идет только о выводе избыточной боевой техники. Это первое. Второе – мы показали всему миру большую мобильность при выполнении решений верховного главнокомандующего. Спустя всего несколько часов после его приказа военно-транспортная авиация уже была на базе и грузила техническое оборудование», — рассказал он.

Анохин описал, как обычно происходит эвакуация войск, в частности, если речь идет о военно-воздушных силах. У каждого боевого самолета есть свой наземный технический комплект. Один или несколько таких комплектов грузятся на Ил-76. Следом за военно-транспортной авиацией в небо с базы, которая эвакуируется, поднимаются истребители и бомбардировщики. Через несколько часов на базе приземления экипажи и технические службы эвакуируемых самолетов получают свое же оборудование, которое моментально начинает задействоваться для обслуживания техники.

По времени такая эвакуация может занять не более суток. Тем более, что российские военные в последнее время не первый раз демонстрируют высокую мобильность.

«Важный момент: то, что мы сейчас быстро уходим, косвенно показывает, что столь же мобильно мы сможем и вернуться в случае изменения ситуации в Сирии», — считает эксперт.

О том, сколько именно людей и единиц техники составляют то самое «избыточное количество», которое сейчас покидает Сирию, Анохин рассуждать не стал: «Средства обеспечения безопасности Тартуса и авиационной базы остаются в той степени, в какой они необходимы. Можно однозначно говорить лишь о том, что в Сирии останутся зенитные батареи С-300, вертолеты прикрытия, морская пехота. А меняется, скажем так, комплектация и количественный состав авиационной группы, точных цифр по которой вам не назовет никто».

Два объекта остаются

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков отметил, что российский персонал останется на объектах Хмеймим и Тартус в Сирии. «Давайте не забывать, что все-таки два объекта — Хмеймим и Тартус — они же остаются, они же не могут существовать без персонала», — сказал он во вторник.

Песков добавил, что количество боевых вылетов ВКС России в Сирии сократилось на две трети, в связи с этим подобный контингент вооруженных сил больше не требуется, передает РИА «Новости».

По словам эксперта Центра анализа стратегий и технологий Василия Кашина, до конца неизвестно, что именно и в каком количестве вывозится из Сирии.

«По той информации, что я видел, российская база в Сирии будет продолжать функционировать в прежнем режиме. Выводятся только самолеты и какие-то подразделения, их обслуживающие. Думаю, все это может быть выведено в очень короткие сроки, буквально за несколько дней», — предположил он.

Кашин добавил, что наибольший объем усилий затрачивается на то, чтобы вывести на новое место запас деталей, топлива, строительных материалов и других матресурсов. На это требуется действительно длительное время в отличие от нынешней ситуации, когда базы и инфраструктура остаются в Сирии.

В свою очередь главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов считает, что вариантов вывода войск может быть много: «Мы не знаем, что означает понятие «основные силы», о котором говорил президент. Мы знаем только начальную дату вывода — 15-е число, и не знаем финальную. Как правило, люди перебрасываются по воздуху, самолеты летят сами, вертолеты тоже можно перебросить самолетами, какая-то тяжелая, наземная, колесная техника может доставляться также водным путем».

Эксперт пояснил, что остающиеся в Сирии базы Тартус и Хмеймим имеют довольно большую территорию. И даже для их поддержания в работоспособном состоянии в стране должны оставаться значительные российские силы и средства.

Говоря об особых мерах безопасности, предпринимаемых обычно при эвакуации части войск, Фролов отметил, что в этом необходимости нет, поскольку «существуют все те же риски, какие были и в течение последних нескольких месяцев». То есть система охраны баз уже налажена, непосредственно эвакуация военных и техники не приведет к ее существенным изменениям.