РФ названа одной из прямых угроз США в новой стратегии нацбезопасности, которую представил Дональд Трамп. 70-страничный документ, который был подписан американским лидером на минувшей неделе, лишь закрепляет тезис Рональда Рейгана о необходимости «мира через силу». Москва не удивляется новым обвинениям: ее контакты с Вашингтоном продолжаются, в том числе на антитеррористическом направлении.

Наряду с Россией в списке глобальных угроз США фигурирует и Китай. Обе страны названы в документе странами, действия которых подрывают международный порядок и стабильность, а также игнорируют суверенные права своих соседей и принцип верховенства права. Китай при этом объявлен стратегическим конкурентом Соединенных Штатов. Акцент в новой стратегии национальной безопасности делается прежде всего на защите американского государства, обеспечении его процветания в будущем и на реализации концепции Рейгана. Анонсируя речь Трампа по поводу новой стратегии, его советник Герберт Макмастер, который и занимался подготовкой документа, заметил, что в последнее время США «освободили слишком много конкурентного пространства, дав возможность ревизионистским державам».

Российская сторона успела прокомментировать стратегию до ее выхода. В разговоре с Интерфаксом замглавы МИД РФ Сергей Рябков заявил: «Для нас такое решение не новость. Разумеется, с тревогой воспринимаем настойчивые попытки официальных лиц США и авторов такого рода фундаментальных основополагающих документов приписать нам намерения, которых у нас нет и быть не может.

Разумеется, это, по сути дела, рецидивы того мышления и восприятия России, которое было очень свойственно предыдущей администрации. Сожалеем, что и сейчас в силу доминирующих настроений в американском политическом мейнстриме подобного рода безосновательные обвинения и попытки приписать нам несуществующие намерения сохраняются и продолжают тиражироваться».

Заместитель главы российской дипломатии напомнил, что Россия выступает за равноправное и взаимоуважительное взаимодействие с США по самому широкому кругу вопросов международной повестки дня и стратегической стабильности. «Это наш неконъюнктурный последовательный курс, но мы готовы придерживаться этого курса в той мере, в которой США настроены именно на такое нормальное взаимодействие без навешивания ярлыков и без попыток очернить содержание нашей политики», – отметил Рябков. Потенциал «нормального взаимодействия» у Москвы и Вашингтона действительно есть – это иллюстрирует последний телефонный разговор президента РФ Владимира Путина и его американского коллеги. В ходе беседы российский лидер поблагодарил главу Белого дома за предоставленную ЦРУ информацию, которая, по его словам, помогла предотвратить готовящиеся теракты в Санкт-Петербурге.

В свою очередь, комментируя итоги переговоров, пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков назвал обмен данными о террористах образцовым примером взаимодействия Москвы и Вашингтона. «Определенные контакты между спецслужбами двух стран осуществляются спорадически, но в данном случае была весьма результативная информация, которая помогла спасти много жизней, – заявил представитель Кремля. – Это не может не вызывать удовлетворения, чувства признательности и не может не являть собой образцовый пример двустороннего сотрудничества в области борьбы с терроризмом. Именно к таким стандартам нам и нужно стремиться, чтобы они и задавали нам дальнейший курс». Оценили взаимодействие между Москвой и Вашингтоном и в администрации Трампа. «Это был прекрасный пример сотрудничества, когда есть общие интересы», – заявил источник ТАСС в Белом доме.

Тем не менее это не снимает враждебный посыл документа, подготовленного под руководством Макмастера. Ранее пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс, комментируя новую национальную стратегию, заявила, что Трамп согласен с новой стратегией. «Макмастер, безусловно, тот, кто понимает и знает о настрое президента и о наших отношениях с зарубежными партнерами», – пояснила она, отвечая на вопросы журналистов. Источник ТАСС в администрации Трампа указывает на то, что вопреки позитивным примерам сотрудничества у Москвы и Вашингтона остаются серьезные противоречия. «Большинство людей считает, что вторжение России на Украину и в Грузию изменило статус-кво в Европе», – привел пример собеседник агентства. Именно в связи с политикой на этих направлениях Россия обозначена в рамках новой стратегии как «ревизионистская держава».

Глобальное потепление не вошло в число угроз, вызывающих опасения Белого дома. И это одно из принципиальных различий с той стратегией, которую представлял публике 44-й президент США Барак Обама. Сам документ должен закрепить на бумаге уже то, что ранее произносил американский лидер, который до прихода в Белый дом не имел опыта работы политиком. Пункты этого документа вызвали нарекания задолго до речи Трампа. Критики президента обращают внимание на то, что он существенно подорвал работу дипломатического ведомства США, когда вместе со своей командой принял решение оптимизировать его расходы. «Он только ухудшил ситуацию, сократив Государственный департамент, – считает член американской Палаты представителей Сет Моултон. – Он не ставит Америку на первый план, он ослабляет национальную безопасность своими хаотичными твитами и угрозами ядерной войны».

Наряду с «ревизионистскими державами» в числе угроз называются и «страны-изгои» – такие как КНДР и Иран. По мере того как исчезает часть проблем Сирии и Ирака, перед Вашингтоном вырастает проблема политики Тегерана. «В условиях, когда американская операция против «Исламского государства» (запрещено в РФ) близится к завершению, администрация Трампа обращает внимание на угрозу, которую она считает наиболее существенной, – Иран. Американские чиновники задумываются над тем, где и каким образом дать отпор тому, что они расценивают как значительное расширение иранского военного присутствия в регионе, вызывающего все большую обеспокоенность в Вашингтоне, Тель-Авиве и Эр-Рияде», – говорится в одном из недавних материалов Wall Street Journal. Не исключено, отмечает газета, что Макмастер в начале будущего года выступит с речью о ситуации в Сирии, где будет анонсирована новая стратегия США и на этом направлении.

В экспертной среде тем временем отмечают, что стратегия национальной безопасности США, которую объявил Трамп, не носит обязательного характера. «Это такой документ, который периодически пересматривается, – заявил директор Центра изучения США им. Рузвельта при МГУ им. М.В. Ломоносова Юрий Рогулев. – Смысл употребления термина «стратегия» заключается в том, что администрация разрабатывает некий план стратегических действий. Так что там определяются основные направления, основные угрозы, основные меры и контрмеры на каждый определенный период времени. Это, конечно, не руководство к действию – это скорее такой документ, который демонстрирует представление и понимание текущей ситуации. Понятно, что просто следовать плану в реальной политике тяжело, и жизнь сложнее всяких стратегий и построений. Тем не менее это такой взгляд на ситуацию, которая представляется работниками администрации. Это в значительной степени декларация о понимании момента».

var _hcwp = _hcwp || []; var _hc_real = {widget_id : 100979, widget : «Stream», append: ‘#hypercomments_widget’, css: », words_limit: 10, realtime: true, comments_level: 4, platform: «wordpress», xid: ‘discussio.ru/?p=20649’ }; _hcwp.push(_hc_real); (function() { if(«HC_LOAD_INIT» in window)return; HC_LOAD_INIT = true; var lang = «ru»; var hcc = document.createElement(«script»); hcc.type = «text/javascript»; hcc.async = true; hcc.src = («https:» == document.location.protocol ? «https» : «http»)+»://w.hypercomments.com/widget/hc/100979/»+lang+»/widget.js»; var s = document.getElementsByTagName(«script»)[0]; s.parentNode.insertBefore(hcc, s.nextSibling); })(); comments powered by HyperComments