На Украине усугубляется энергетический кризис ввиду политических амбиций Киева: не хотим с Россией, не хотим с Донбассом

На предприятиях Днепропетровской области Украины заканчиваются энергоресурсы. Блокада Донбасса лишила регион стратегически важного угля. В результате градообразующие предприятия могут остановить производство, и тогда случится гуманитарная катастрофа.

Обостряется социальная обстановка в области

В Днепродзержинске (переименован в Каменское) из-за дефицита кокса встали три крупнейших завода. В конце марта «Днепровский металлургический комбинат», входящий в группу компаний украинского предпринимателя Рината Ахметова, законсервировали. С 25 апреля предприятие отключили от газоснабжения из-за долгов. Вместе с «ДМК» пострадали еще два завода: «Днепровагонмаш» и «Стальзавод», принадлежащие Сергею Тигипко. Причем у предприятий Тигипко задолженностей нет, производство остановили только из-за того, что заводы запитаны от одной газораспределительной станции. Рабочих отправили в неоплачиваемые отпуска, в случае не урегулирования ситуации безработными станут более 10 тысяч человек, считает председатель профсоюза «Днепропресс», однажды добившийся через суд восстановления на работе.

Кроме того, «встал» «Южный машиностроительный завод им. А. А. Макарова» в Днепропетровске. На заводе сохраняется однодневная рабочая неделя, а контрактов так и нет. Дыра от бублика и в зарплатном фонде. С 3 апреля поставки электроэнергии компанией «ДТЭК» ограничены из-за долга в 50 млн гривен. Функционирует только одна ЛЭП, от которой зависит работа и насосной станции. То есть, в случае форс-мажора или аварийной ситуации, жилые дома, запитанные от энергосистемы предприятия, останутся и без воды.

Слухи о якобы банкротстве Рината Ахметова из-за ситуации на Донбассе не подтверждаются. По оценкам рейтинговых агентств, напротив, благосостояние Ахметова в 2016 году только выросло.

Премьер-министр Украины Владимир Гройсман направил руководству госпредприятия «Энергорынок» указание повысить тарифы на теплоэлектроэнергию, предоставляемую подразделением группы Ахметова «ДТЭК». Таким образом, тариф на электроэнергию вырос до 1,8 гривны за кВт/ч (3,9 рублей), что не по карману обычным украинцам. Однако рост тарифов помогает Ахметову компенсировать убытки в ЛДНР.

Блогер Денис Селезнев объясняет, что потеря контроля над шахтами Ахметова, которые находятся на территории самопровозглашенных Республик Донбасса, с одной стороны, обойдется предпринимателю многомиллиардными убытками. Дополнительно около 10 млрд гривен «компенсаций» заплатят потребители электроэнергии до конца 2017 года. Еще столько же – промышленники. Получается, на блокаде грузоперевозок «делают» большие деньги.

В 2016 году на территории ЛДНР добыча угля сотрудниками «ДТЭК» составила 9 млн тонн. В 2017 году уровень достиг 1 млн тонн в месяц. А уже мартовские отчеты «ДТЭК» показывают, что добыто всего около 30 000 тонн угля – это связано с тем, что из-за блокады на предприятиях было введено внешнее управление.

«То есть, до конца года при сохранении темпов он (Ринат Ахметов – прим. авт.) добыл бы минимум 10 млн тонн угля. Сколько это денег? Если [рассчитать] по тарифам прошлого года, закупочным, которые действовали на подобный уголь, это, примерно, по 1 600 гривен за тонну, 16 млрд гривен. При себестоимости добычи одной тонны в 1 000 гривен, это значит, что он недополучит от продажи этого угля 6 млрд гривен», — сказал Селезнев.

Чтобы восполнить недостачу в кошельке уважаемого человека, считает он, украинские регуляторы подняли закупочные цены с 1700-1600 гривен до 2200 гривен за тонну антрацитового угля, и 2100 грн – за тонну угля газовой группы. То есть, цена увеличилась на 500 гривен за тонну. Учитывая, что за пределами ЛДНР в 2016 году сотрудники «ДТЭК» добыли 21 млн тонн энергетического угля, а в 2017 году в планах повышение добычи на 20% — за 10 месяцев после потери контроля над шахтами в самопровозглашенных Республиках добудут около 20 млн тонн угля.

«Если ранее за эти объемы Ахметов получил бы по старым ценам примерно 30 млрд гривен, то по новой цене он получит 42 млрд гривен. А, значит, на 12 млрд гривен больше. Соответственно, это компенсирует потерю 6 млрд гривен из ДНР и ЛНР. Также на 6 млрд гривен он сможет купить примерно 3 млн тонн импортного угля, того же антрацита, для своих ТЭС, которые находятся на Украине», — продолжил блогер.

Закупочная стоимость 1 мВт/ч для ТЭС также украинскими регуляторами была поднята с 1300 в январе до 2000 гривен в марте 2017 года. В позапрошлом месяце ТЭС на Украине произвели 2,3 млн мВт/ч электроэнергии, что, учитывая подорожание, дополнительно приносит 1,5 млрд гривен. Но в марте большую часть электроэнергии добыли на АЭС — 62%, также рекордные показатели зафиксировали на ГЭС из-за половодья — 9%, показатели ТЭС же достигли всего 18% (для сравнения, в 2016 году – 35%).

Если доля производства электроэнергии на ТЭС выровняется в 2017 году, то это будет означать, что произведут около 40 млн мВт/ч. Иначе говоря, в соответствии с новыми ценами, дополнительно Ахметову заплатят 28 млрд гривен.

Повышение тарифов на 1% в промышленном секторе означает, что дополнительно заплатят еще 12 млрд гривен. Рост тарифа на 300 гривен за мВт/ч для населения – при потреблении 25 млн мВт/ч в год – еще 7,5 млрд гривен до конца 2017 года.

«Итого, около 19 млрд гривен, на данный момент, можно «вытащить». Но этого мало: надо ведь 28 млрд. Поэтому уже согласовано повышение тарифа еще раз с 1,7 гривен до 1,8 гривен», — продолжил блогер. – «Это даст дополнительно еще 2 млрд гривен. Возможно, остальное «добьют» еще некоторым повышением тарифов для промышленности».

Селезнев считает, что это происходит потому, что жители Украины, которые в основном ходят на выборы, поддерживают блокаду Донбасса. Остальные – деморализованы. Оплата политических проектов по отказу от угля с Донбасса возлагается же на всех потребителей.

Кстати, блогер справедливо предположил о снижении доли производства сравнительно дешевой электроэнергии на украинских АЭС. В 2018 году истекает срок соглашения между «Росатомом» и украинским «Энергоатомом» о временном хранении и переработке ядерного топлива в России. Киеву придется забрать свои отходы, но тогда ребром ставится вопрос: а где, собственно, хранить?

А хранилища так и не построены. Это связано с тем, что Европейский банк реконструкции и развития сократил финансирование проекта, собственных средств в украинском бюджете нет. Также нет и инфраструктуры, необходимо специальное оборудование. Но и оборудование нужно где-то производить? Например, «Днепровагонмаш», на котором теоретически могли бы построить нужные вагоны, находится в «предсмертном» состоянии.

Усугубляется энергетический кризис ввиду политических амбиций Киева: не хотим с Россией, не хотим с Донбассом. В марте «Энергоатом» договорился о поставках оборудования для очистки парогазовой среды энергоблоков Южно-Украинской АЭС с американской «Westinghouse», а в конце того месяца СМИ сообщили о готовящемся банкротстве предприятия.

Напомним, с 1 марта 2017 года на предприятиях на территории самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных Республик, которые работали в украинском правовом поле, ввели внешнее управление. Событие катализировала блокада перевозок товаров с ЛДНР украинскими радикалами. Киев фактически отказался от донбасского угля и готовой продукции, торговая блокада началась в январе 2017 года.

sm-news.ru

05 Май, 2017 в 10:30
292
0