Уже два месяца в Земельном суде Берлина проходят слушания по делу гражданина России, обвиняемого в убийстве бывшего чеченского полевого командира Зелимхана Хангошвили. Участников и наблюдателей процесса перед входом в зал заседаний обыскивают, журналистам запрещено брать с собой электронную аппаратуру. Вход — только с блокнотом и авторучкой.

Бывшая жена застреленного в прошлом году в немецкой столице чеченского полевого командира Зелимхана Хангошвили, как и адвокаты, представляющие семью Хангошвили, отказывается от интервью. Ее выступление в суде займет без малого два часа.

Ей 47 лет, она родилась в Грузии, живет в федеральной земле Бранденбург, по профессии — врач, причем свою специальность в ответ на вопрос судьи она выговаривает по-немецки и практически без акцента.

«Я была целеустремленной ученицей, у меня были большие планы», — говорит она про свои школьные годы в Чечне, где она училась до восьмого класса. Затем семья решила отправить ее в Эстонию на попечение родственников. Там она поступила в медицинский колледж, но не доучилась — отец купил дом в Чечне, решил собрать семью в одном месте.

Когда в декабре 1993-го началась первая война в Чечне, она бежала в Дагестан. «Никто из нас тогда не ожидал такой разрушительной войны». Через несколько месяцев, спасаясь от боев, Чечню покинули и ее родители. Семья воссоединилась в дагестанском городе Хасавюрт, название которого судебный переводчик, отлично говорящий по-русски, так и не сумел правильно выговорить.

Она осталась в Дагестане и в 1997-м окончила там медицинскую академию. Родители вернулись в Чечню, где летом 1996-го, в ходе столкновений между российскими войсками и сепаратистами в дом ее родителей попал снаряд — погибли ее сестра и племянница. Она рассказывает обо всем этом спокойно и размеренно, но в зале то и дело повисает напряженная тишина.

В какой-то момент один из адвокатов обвиняемого не выдерживает пристального взгляда сына убитого, который пришел на заседание с матерью, и просит судью навести порядок.

В конце 1999-го в Чечне снова началась война, М. снова бежала, только на этот раз не в Дагестан, а в Панкисское ущелье на территории Грузии. Там весной 2000-го ее «свели» с Зелимханом Хангошвили. «У нас это называется сватовство», — говорит она, и переводчик пытается подобрать адекватный эквивалент в немецком.

«Я ни о чем не знала, меня как врача вызвали к пациенту — а там оказался Зелимхан», — рассказывает она. В организации знакомства участвовала ее двоюродная сестра.

«Я презирала войну, политику и насилие», — говорит бывшая супруга полевого командира о самой себе в те годы. Но ее супруг был настроен совсем иначе — он был, по ее словам, «очень сильный патриот и воин». В мае 2001-го он «ушел на войну», и в какой-то момент ей начало казаться, что они больше не увидятся.

На вопросы судьи о связях ее бывшего мужа с лидером сепаратистов Масхадовым она отвечает, что Хангошвили мало что ей рассказывал, утверждает, что командовал он группой бойцов численностью не более 20 человек. Она описывает саму себя как «страуса, который пытался спрятать голову в песок». По ее словам, она уже тогда, не выдерживая нагрузки, подумывала о разводе. Но развелись они намного позже — в 2017-м, уже находясь в Германии.

Судья спрашивает, что ей известно об участии Хангошвили в нападении на Назрань летом 2004 года и ссылается на пресс-конференцию Владимира Путина в Париже в декабре 2019-го, в ходе которой президент России впервые публично прокомментировал берлинское убийство . По словам Путина, жертвами лишь одного из терактов, в осуществлении которого участвовал застреленный в Берлине Хангошвили, стали свыше 90 человек.

Вывшая супруга чеченского полевого командира отвечает, что Зелимхан Хангошвили действительно участвовал в рейде боевиков в Назрани, но утверждает, что жертв было вдвое меньше. По ее словам, в начале 2005-го они вернулись в Грузию, где за несколько месяцев до этого в результате так называемой «революции роз» к власти пришел тогда 37-летний выпускник Колумбийского университета в Нью-Йорке Михаил Саакашвили.

В ответ на вопрос судьи она подтверждает, что Хангошвили в Грузии получил титул и статус «эмира Панкиси», поскольку «договорился с властями Саакашвили о том, что несет ответственность за своих людей в ущелье». Связи убитого полевого командира с окружением бывшего президента Грузии еще могут стать предметом рассмотрения суда — в ходе следствия в качестве свидетеля была, в частности, опрошена супруга Михаила Саакашвили Сандра. Кроме этого, известно, что Хангошвили перебрался в Украину в то время, когда Саакашвили занимал пост губернатора Одесской области.

Суду не хватило отведенного времени на опрос бывшей жены убитого, поэтому ее выступление будет продолжено через две недели.

Сам обвиняемый Вадим К. (по данным прокуратуры), он же Вадим С. (как указано в найденном при нем загранпаспорте) по-прежнему хранит молчание.

по материалам dw.com

14 Дек, 2020 в 03:41
321
0