Старушка Европа уже не столь могущественна, как раньше. Если всего лет десять назад она могла свободно выбирать, с кем из стран-энергопоставщиков заключать договор, а с кем нет, то с начавшимся обвалом собственной добычи она такой привилегии лишилась.

Строящиеся трубопроводы из Закавказья и Средней Азии едва ли разнообразят её газовое питание, а вот Россия, ещё сильнее «подсадит» Старый Свет на свою газовую «иглу».

Доля «Газпрома» на рынках Европы и Турции в 2013 году выросла до 30,07%, в 2012 году было 26%. Это для нас большое достижение. Радости топ-менеджера главной газовой компании России Алексея Миллера не было предела: всё же до этого Европа планомерно выталкивала Россию со своего рынка, а теперь вроде как начался рост. С тех самых пор Миллер имел возможность скрашивать свой отчёт растущими цифрами экспорта. В 2015-м эта доля выросла уже до 31%, а по итогам прошлого года, говорил Миллер, — 34%. И вероятно, в ближайшие десять-пятнадцать лет эта возможность никуда не денется.

Падение добычи в странах Европы вкупе с уменьшением поставок из Африки будут и дальше обеспечивать рост доли российского газа на рынке ЕС, рассказал Лайфу в ходе Национального нефтегазового форума управляющий директор консалтингового агентства IHS Markit Майкл Стоппард.

— Если посмотреть в горизонте 2030 года, и российский газ, и СПГ [сжиженный природный газ] значительно повысят свою долю рынка в результате снижения добычи в странах Европы, а также поставок из некоторых стран Африки, — посчитало его агентство.

По прикидкам IHS Markit, рост будет плавным — по 1% в год до 2020 года. К этому моменту доля «Газпрома» в Европе достигнет 38%, но дальше рост замедлится до 2% за все следующие 10 лет. То есть в итоге составит 40%.

— Сейчас мы видим взрывной интерес к российскому дешёвому в добыче газу со стороны многих центральноевропейских стран. Это заставляет полагать, что новые ресурсы, к примеру с шельфа Азербайджана или Туркмении, вряд ли смогут уменьшить его долю на рынке, — говорит Стоппард.

Так, доля «каспийского газа» — из Азербайджана и Туркмении — к 2020 году вырастет с нынешних 2% до примерно 8% рынка.

— С другой стороны, будет нарастать конкуренция между газом из России и СПГ из США и Австралии, что будет определять мировые цены на газ, — добавляет собеседник.

Впрочем, с учётом нынешних цен на газовом рынке ЕС, американский СПГ имеет очень и очень туманные перспективы на «заход»: как писал Лайф, этому не позволяет свершиться слишком маленькая разница между стоимостью сжижения в США и ценой продажи в Европе. Из-за недостатка собственного газа его стоимость, чтобы привлечь продавцов, вырастет, что и откроет для СПГ европейский рынок, считает Стоппард. По его мнению, для проникновения СПГ в Европу будет достаточно, если разница между стоимостью сжижения и местными ценами достигнет $4 за миллион британских термальных единиц (сейчас этой разницы по факту нет).

В итоге уже к 2020 году доля СПГ на рынке ЕС достигнет 15% (сейчас 10%), а к 2030 году — 20%, заняв второе место по поставкам после «Газпрома», считает топ-менеджер IHS Markit.

— СПГ очень чувствителен к ценовым скачкам на рынке, к тому же он сильно проигрывает по себестоимости в сравнении с российским газом. Но если сравнивать с газом из Африки, то во многом он конкурентоспособен: африканский газ требует больших инвестиций, ещё обостряется ситуация с безопасностью транспортировки, — замечает аналитик по нефтегазовому сектору Moody’s Analytics Крис Лафакис. — Очевидно, что российские поставки не находятся под угрозой сокращения, особенно если учитывать большой интерес в Германии и Австрии, крупных рынках сбыта.

Реальный конкурент американскому газу — только газ из Туркменистана, так как с ним Европа планирует заключать долгосрочные контракты.

— Учитывая то, что эти контракты пока не заключены, труба не достроена, а регазификационные терминалы для СПГ стоят незагруженными, есть большие сомнения, что доля азиатского газа превысит СПГ, — передал Лафакис.

LiteForex INT
x-true.info
21 Апр, 2017 в 08:55
6
0