Как было заведено со времен СССР, энергетическая отрасль Украины проектировалась и настраивалась на использование Донецкого антрацитного угля, производство электроэнергии осуществляется на АЭС, ТЭС и ГЭС. Топливо для атомных станций до кризиса закупалось в России, но с приходом нового правительства, были попытки закупить в Америке топливо производства «Westighouse». Эксперимент был неудачен, использование не гарантировало безопасность и могло привести к катастрофе. Ядерные реакторы встали на непредвиденный ремонт, это привело к убыткам украинского «Энергоатома» на 175 миллионов долларов.

В свою очередь ТЭС напрямую зависят от Донбасского угля, потому что перестроиться на новый вид топлива займет много времени и денег, в ближайшее время модернизации не предвидится. Два года назад в похожей ситуации Киев закупил уголь в Южной Африке. Заплатили 30 миллионов долларов, уголь поставили, но недостаток — этот уголь не горел на украинских станциях. Энергетический кризис грозит потерей 300 тысяч рабочих мест в металлургии.

Производительность электроэнергии ГЭС снизилась, за счет падения уровня воды в реках. Как такое могло произойти, климатические изменения? Ответ банален, необходимо следить за состоянием водных объектов и проводить работы по благоустройству, расчистки каналов, русел рек, но финансовых возможностей у «падкого на деньги» правительства нет.

Вот и получается, что энергию остается брать от солнца или от соленого сала. Украинские энергокомпании боятся брать на себя ответственность и докладывают об умеренном потреблении угля и газа, за счет экономии и повышения эффективности, но это далеко не так. Уменьшается потребление вследствие сокращения и полного сворачивания промышленного производства, так гибнут металлургические, химические и предприятия по производству металлопродукции, естественно этот процесс влечет убытки, сокращение рабочих мест, массовую безработицу.

Порошенко из-за войны, отказывается закупать газ в России и уголь в Донбассе, но необходимость диктует закупать Российский газ в Польше на 25-30% дороже, а уголь в ЮАР дороже почти в два раза, подобные затраты влекут увеличение себестоимости продукции, делая ее неконкурентоспособной на рынке и приводит к реальному уменьшению ВВП, который за три года также упал в два раза.

А в Донбассе уголь есть, значит есть, чем топить. Энергетика не встанет, города не замерзнут. Металлургическая промышленность реализует свою продукцию через Российские компании, получает прибыль. А вот что будет делать Киев — остается вопросом.

После госпереворота энергообеспечением никто не занимается. У «укропейцев» нет для этого ни желания, ни знаний, ни понимания, ни средств. Теперь, даже если бы и знали и хотели, всё равно ничего не смогут изменить, стремительное падение в холодную бездну остановить возможно только решительными реформами и дипломатическими переговорами с заинтересованными сторонами.

(function() { var sm = document.createElement(«script»); sm.type = «text/javascript»; sm.async = true; sm.src = «//jsn.24smi.net/5/7/10369.js»; var s = document.getElementsByTagName(«script»)[0]; s.parentNode.insertBefore(sm, s);})();

x-true.info
17 Дек, 2017 в 17:10
219
0