В прошлых материалах, в которых шла речь о реализации национальных интересов США в странах африканского континента, бывший сотрудник ЦРУ, скрывающийся за рабочим псевдонимом «Томас», поведал много интересного о методах и принципах работы агентуры, внедрявшейся в высшие эшелоны власти африканских стран, и их труда во славу мировой демократии. Сегодня речь пойдет о деятельности заокеанских разведчиков в целях внесения необходимых корректив в международные взаимоотношения Европы и России.

Напомним, что бывший сотрудник ЦРУ «Томас» уже рассказал достаточно много интересного о сотрудничестве с американской разведкой целого ряда публичных персон, таких как министр обороны Македонии Владо Поповский, министр обороны Заира Оноре Нгбанда- Нзамбо Ко Атумба, министр обороны Либерии Броуни Джеффри Самукаи. Сегодня он снова с нами. Вновь привычные шляпа и стакан виски на столике, ароматная сигара в уголке рта.

«Томас» сразу предупредил, что серьезно обеспокоен нынешней ситуацией, поскольку ему может угрожать опасность от тех, о чьей неприглядной деятельности он нам рассказывает. От бывших коллег «Томасу» стало известно, что в связи с публикациями в WikiLeaks под следствие попали несколько сотрудников Агентства (ЦРУ) и Бюро (ФБР). И он не исключает, что тоже может быть привлечен к ответственности за свои воспоминания, если его смогут «вычислить» как моего собеседника. Поэтому сегодня он хотел бы обойтись без разоблачений конкретных лиц, связанных с разведкой США.

В этой связи «Томас» обратил наше внимание еще на один любопытный момент. В американских и европейских СМИ в последнее время осуществляется жесткая редакционная политика, публикации на тему работы спецслужб отслеживаются и цензурируются. На фоне многочисленных журналистских размышлений о «деле Скрипалей», деятельности на туманном Альбионе российской военной разведки и множества «Мышкиных» и «Шишкиных», нет ни одной критической публикации о провале Ми-5 и Ми-6, допустивших эту химическую атаку, что было бы логично для демократической прессы. Отсутствие самокритики в британской прессе, как полагает наш собеседник, должно наводить на определенные размышления. То же самое касается и германской прессы. Провалы БНД и БФФ — табу для местных журналистов.

«Томас» вспоминает работу ЦРУ в Европе на исходе XX века. Хотя он за долгие годы своей оперативной деятельности сам пропитался профессиональным цинизмом, присущим разведчикам ЦРУ, но даже его коробит то, как Лэнгли многие годы беззастенчиво «роется в грязном белье» тех, кого сменяющиеся хозяева Белого Дома называют своими лучшими европейскими партнерами.В начале 90-х годов в европейские станции (резидентуры) из Лэнгли были направлены циркулярные телеграммы об изменении тактики работы. В частности, при изучении и вербовке граждан Германии рекомендовалось во избежание компромегации сотрудников ЦРУ, действующих с позиций посольств США, отдавать предпочтение нетрадиционным прикрытиям, так называемым «deep cover». К 1990 году уже объединенная Германия была буквально наводнена сотрудниками ЦРУ, действовавшими под видом корреспондентов, бизнесменов, с позиций различных коммерческих фирм, фондов и прочих подобных структур.

Похожая ситуация была и других странах Европы, особенно из числа бывших «друзей СССР» — в Польше, Литве, Латвии, Эстонии, Чехии, Венгрии, Болгарии.
Работа в Европе велась ЦРУ в те годы весьма активно офицерами ЦРУ с позиций прикрытий негосударственных структур.

«Томас» хорошо помнит, как уже после распада СССР в середине 90-х годов в директивах из Лэнгли приказывали «уделить особое внимание информации об отношениях России с Украиной, Белоруссией, Азербайджаном и странами Балтии». Аналитики Агентства и Госдепартамента прогнозировали, что «сильная Украина должна стать фактором противодействия влиянию России в CIS» (так, по-английски, называли ставшие независимыми бывшие советские республики). Задачей ставилась ликвидация российского военного присутствия в Грузии, Армении, Азербайджане, Молдавии. Особое внимание уделялось еще действующим российским радиолокационным станциям по периметру бывшего СССР. Заявлялось, что нельзя допустить установления экономического контроля России над нефтяными полями Азербайджана на Каспийском море. Аналитики ЦРУ констатировали, что Россия окончательно утратила возможности воздействия на процессы в Европе за исключением региона Балкан, где еще проявляются исторические симпатии к русским.

И подобных стратегических целей для ЦРУ было немало намечено в Белом Доме и в Совете национальной безопасности. В частности, заявлялось о необходимости взять под контроль развитие связей России с Ираном, Ираком и Ливией, обратить внимание на сохраняющиеся исторические, культурные и религиозные связи России с Сербией. Весьма интересно, что дошло даже до того, что с позиций посольства США в Москве с отдельными российскими олигархами велись серьезные обсуждения возможности создания «теневого кабинета», делились будущие министерские посты.

Активно будируемая Японией в последнее время тема о «северных территориях» напоминает «Томасу» о том, как аналитики ЦРУ лихорадочно просчитывали варианты развития событий после появления информации о якобы готовности президента Ельцина отдать Курильские острова и заключить мирный договор с Токио. Кроме откровенного недоумения эта ситуация в Лэнгли в то время ничего не вызвала.

Конец 1990-х годов запомнился «Томасу» весьма насыщенным на события, хотя и достаточно противоречивым. После развала могущественного КГБ работать стало легко и достаточно комфортно.
Но, впрочем, «ренессанс» разведки США на российском направлении быстро закончился после миллениума.

CIGR

31 Янв, 2019 в 08:10
389
0