Полвека назад, когда Куба стала последним элементом противостояния СССР и США перед началом новой войны, сложно было представить, что пройдет всего несколько десятилетий, и интересы двух стран-гигантов снова пересекутся, но уже на другом континенте.

Натянутый мир, который существует между Москвой и Вашингтоном в сирийском вопросе, уже несколько лет балансирует на грани доброй ссоры. Сначала неприятная история с хим. оружием, в которой Россия буквально вытянула Дамаск на своих плечах, а затем и вовсе открытая война, которая как бы с ИГ, но как бы и нет.

18 июня между Пентагоном и Минобороны РФ состоялась видеоконференция, посвященная инциденту с угрозой США в адрес российских самолетов, выполнявших миссию недалеко от оппозиционных сирийских формирований, открыто поддерживаемых США.
Генерал Конашенков, представляющий на конференции интересы России, в ответ на обвинения США в «неподчинении» привел следующие аргументы: «объект, подвергшийся бомбардировке, находился более чем в 300 км за пределами территорий, заявленных американской стороной как районы, в которых действует оппозиция, присоединившаяся к режиму прекращения боевых действий».

В данном случае не может быть и речи о том, что существуют доказательства преднамеренной атаки России, так как ВКС действует по данным, собранным у партнеров по коалиции. А вот Пентагону действовать столь же спокойно и рассудительно пока не удается, приходится прибегнуть к той самой «позиции силы», в которой регулярно обвиняется Москва.
Дело в том, что 16 июня, непосредственно после инцидента с атакой российских ВКС, генерал Дэвил Голдфин заявил о необходимости уничтожать российские самолеты в беспилотной зоне. «Поскольку у «Исламского государства» нет самолетов, то это означает, что у меня должно быть разрешение сбивать российские и сирийские самолеты», — заявил он.

Кроме того, по информации New York Times и Wall Street Journal, около 50 чиновников госдепартамента США подписали письмо, содержащее призыв начать бомбардировку сил Дамаска. Это решение называется единственным способом борьбы с ИГ и достижения мира в Сирии.
Означает оно, что то, в чем обвиняется Россия, не против делать сами Штаты — бомбить политического противника вместо борьбы с террором.

Общая тенденция очевидна и тревожна — если США осмелятся сбить российский самолет на территории, на которой обе стороны находятся на равных правах, то ситуации, которой удалось избежать во время Карибского кризиса, на этот раз не миновать.

x-true.info
20 Июн, 2016 в 15:01
709
0