На войне судят по результату, а не по брифингам.

Снарядный голод в подразделениях ЧВК «Вагнер» наделал в последнее время немало шуму. Телеграм-каналы запускали хэштег с требованием наладить поставки боеприпасов подразделениям и обрушивались с критикой на Министерство обороны, блогеры и псевдо-эксперты кричали, что все пропало, а федеральные СМИ делали вид, что ничего не произошло.

Символическую точку в вопросе, как представляется, поставил лично президент РФ Владимир Путин, который во время выступления с посланием к Федеральному Собранию отдельно отметил, что все вопросы снабжения частей, участвующих в Специальной военной операции, должны быть решены. И практически сразу основатель ЧВК Евгений Пригожин заявил, что началась отгрузка боеприпасов со складов.

Так что же все-таки произошло?

С начала Специальной военной операции (СВО) на Украине подразделения «Вагнера» или добровольческие батальоны и штурмовые отряды, как их предпочитают называть в Министерстве обороны, находились на самых опасных участках фронта. Сегодня они ведут ожесточенные бои под Артемовском и Соледаром.

Объективно говоря, на некоторых направлениях «Вагнер» показал куда более выдающиеся результаты, более эффективную систему управления и взаимодействия. Они лучше экипированы и подготовлены, чем некоторые подразделения регулярной контрактной армии. Отметим: не всей армии, а лишь некоторых формирований. Вагнеровцы не отступают, всегда выполняют задачу, вопрос лишь какой ценой. Бывает, что к бойцам ЧВК даже противник относится с уважением, проводит обмен телами и даже отдает воинские почести погибшим, хотя это скорее редкость.

Так почему же частные военные, которые действительно выделяются в ходе проведения СВО, неожиданно оказались без должного снабжения боеприпасами? А перепалка Пригожина с Минобороны перешла в общественное поле…

Ответ на второй вопрос прост. Чем меньше снарядов на войне — тем больше потери. Вагнер был вынужден «вынести ссору из избы», чтобы иметь возможность продолжать побеждать. Был вынужден, чтобы спасти жизни своих бойцов, которых, вопреки расхожему мнению, нет так уж и много.

Куда важнее, почему произошло то, что произошло. Оглядываясь назад, многие эксперты считают, что причин было несколько.

С одной стороны, пока генерал Сергей Суровикин командовал проведением СВО, вагнеровцы были обеспечены всем, что им было необходимо. ЧВК поручались самые сложные и опасные задания, с высоким риском потерь, но и снабжение было соответствующим.

Тем более, что Суровикин был знаком с ЧВК еще с Сирии, где частные подразделения вопреки распространенному мнению не только охраняли бизнесменов и нефтяные вышки, но и регулярно отправлялись на самые горячие участки фронта. Они даже умудрились там вступить в прямое боестолкновение с американским спецназом. И это только один эпизод, о котором стало известно. Сколько их еще осталось скрытыми в тумане войны…

После того, как командование СВО перешло к Валерию Герасимову, снабжение Вагнера начали постепенно приводить к нормам, принятым и для частей регулярной армии, что, в общем-то, справедливо, если бы не одно «но».

Как определяются эти нормы — вопрос открытый. Не секрет, что многие подразделения периодически заявляют о нехватке боеприпасов для выполнения отдельных задач. К примеру, для вялой контрбатарейной борьбы снарядов хватает, как и для обороны, а вот для наступления — нет. Вагнер наступает с февраля 2022 г., и сокращение снабжения для него смерти подобно. В этих условиях сначала рядовые бойцы ЧВК начали выступать с обращениями к Минобороны, а вскоре и сам Пригожин обрушился с критикой на Генеральный штаб.

На Фрунзенской набережной в ответ выпускали заявления о том, что по плану необходимые объемы боеприпасов выделены, но, в конце концов, были вынуждены отступить и начать отправлять снаряды не по своим нормам, а в том количестве, которое необходимо Вагнеру.

С другой стороны, Пригожин, ворвавшись с началом СВО в медийное поле, начал выступать с резкой критикой не только российского военного руководства, но и некоторых политиков и чиновников, в том числе губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова. Подобные действия в большой политике не могут остаться без внимания. Минобороны начало фактически присваивать себе заслуги Вагнера, всячески отказываясь называть ЧВК по имени. Даже военные корреспонденты и некоторые российские военные начали заявлять, что регулярной армии не было в районах, где действовали вагнеровцы, что лишь подлило масло в огонь, а общественность требовала решить, кто прав, а кто виноват. Впрочем, правых в этой ситуации нет.

Не самое корректное поведение Пригожина — не повод для сокращения поставок боеприпасов подразделениям, которые остро нуждаются в снарядах. Равно как и недопустимо пытаться приписать штурмы городов, где гибнут наши парни, другим подразделениям и родам войск. Это — вопрос памяти и уважения к погибшим, а не возможность для получения новых звезд на погонах. Но гораздо хуже, что подобные проблемы оказались в общественном поле. В результате у противника появился отличный повод воздействия на российскую общественность, а количество фейков от украинских ЦИПСО вновь заметно выросло.

Стоит ли говорить, что в условиях, когда россияне надеются и верят в российскую армию, зачастую не деля ее на Министерство обороны или ЧВК Вагнер, добровольческие батальоны и другие формирования, как никогда важно единство, вся страна должна отбросить ненужные проблемы и противоречия и работать на победу, которая не будет принадлежать Вагнеру или Генеральному штабу. Она будет принадлежать бойцам на передовой и всей стране, работавшей ради них.

История все расставит по своим местам. Историки будут с упоением изучать архивные документы, считая сколько снарядов недополучили подразделения Вагнера, политологи будут писать научные статьи о проблемах в государственном управлении и роли Пригожина в нем. Военные историки будут изучать действия подразделений, анализировать маневры и рассказывать, что можно было сделать иначе. Появятся многочисленные версии и теории, в основном — конспирологические. Так бывает всегда. Любая война становится поводом для экспертов придумать как сделать лучше, а для шарлатанов – заработать денег на чужой крови.

Но сегодня наша задача в том, чтобы победить, и в этом смысле будет абсолютно все равно, кто первый водрузит флаг над Артемовском, Киевом, Варшавой или Вашингтоном. Ведь это будет флаг не Генштаба или Пригожина — это будет флаг России, ну и подразделения, которое победило.

А искать правых и виноватых будем после, ведь вопросы есть и к ЧВК, и к Минобороны, причем к последним, судя по всему, их больше, ведь судят по результату, а не по брифингам.

сегодня.ру

28 Фев, 2023 в 16:21
515
0